Buddha_statue

Буддийский эпистемологический идеал Yathabhutam

📌 Наставления   🕒

Валидность слов Будды — идеального обладателя нирванического состояния (mahaparinirvana) — служила критерием истинности всего сущего. Махая некие логики Дигнага, Дхармакирти, Дхармоттара подчеркивали особую гносеологическую важность pramanabhiitam как одного из пяти эпитетов Будды. Рассмотрение логических аргументов об истинности Будды как Учителя истины выходит за рамки данной работы. Однако необходимо сказать, что Дхармакирти и его последователи полагали, что учение о пути достижения нирваны и Будде как высшем примере осуществления этого пути рационально доказуемо. Ссылаясь на доказанный авторитет Будды, махаянские логики, таким образом, могли развернуть собственный дискурс о проблеме истинного познания в контексте относительной мудрости.

Дхармакирти начинает изложение своего логического трактата Ньяя-бинду с утверждения: «Истинное знание предшествует достижению всех человеческих целей» [6].

Эта первая, вводная карика относится ко всему трактату» т. е. трем его частям: «Восприятие», «Умозаключение» и «Силлогизм». Рассмотрение «истинного знания» (sarnyagjflana) во вступительной карике указывает на эпистемологическую прагматику данного трактата [7]. Истинное знание здесь — это знание, не противоречащее опыту. Такая трактовка как бы предвосхищает позитивистскую ориентацию в эпистемологии, ибо определяет ценность знания в связи с необходимостью совершения правильных и рациональных действий.

Знание это основано на эмпирическом опыте и применимо только в контексте субъектно-объектных отношений. Оно функционирует в сфере относительной истины. Махаянисты выдвигают только два источника (pramana) истинного знания для эмпирического индивида — восприятие и умозаключение (pratyak samаnumanamca). Только посредством этих двух источников познания индивид мог получить истинное знание о реальности как она есть (yathabhutam). И, опираясь на полученное знание, он мог совершать правильные действия, соответствующие цели. Однако критерием истинности восприятия (pratyaksa) и умозаключения (апитапа) выступает соответствие полученного через них результата (prammaphala) реальности как она есть, т. е. реальности высшего смысла.

Именно в связи с интерпретацией вопроса о принципиальной познаваемости реальности была разработана эпистемологическая концепция двух истин. Школа мадхъямиков выдвинула учение о двух видах истин: относительной истине (samvrtti-satya, букв, «сокрытая истина») и истине высшего смысла (paramartha-satya). Эта концепция исходит из религиозного положения в Абхидхармакошабхашье о наличии двух мудростей: высшей, «чистой», направленной на различение дхарм, и относительной, «загрязненной» мудрости, но освященной доктринальным авторитетом Учителя. При этом мудрость рассматривалась как определенное состояние сознания.

Относительная истина (samvrtti-satya), согласно мадхъямикам, определялась через три аспекта: во-первых, она отождествлялась с неведением (avidya); во-вторых, детерминирована законом причинно-зависимого возникновения; и, в-третьих, может быть выражена только посредством слов и знаков, основана на чувственном восприятии и вербальном мышлении.

Истина высшего смысла (paramartha-satya) связывалась с реализацией нирванического состояния, не допускающего субъектно-объектного различения. Согласно этой концепции, истина высшего смысла не может быть достигнута без предварительного изложения относительной истины.

В заключение важно отметить, что эпистемология поздней Махаяны никоим образом не порывает с абхидхармистской традицией. Особенность махаянской эпистемологии состоит в том, что в основе логических спекуляций махаянистов лежали идеи школы саутрантика, которая разрабатывала рациональное обоснование буддизма. Идеал yathabhutam соединил в себе и знание относительной истины, и истину высшего смысла. Махаянская логика занимается именно гносеологическим аспектом yathabhutam. который полностью базируется на исходных посылках абхидхармистской мысли. Анализ эпистемологического идеала yathabhutam еще раз доказывает внутреннее единство буддийской философии, ее высокую логическую консистентность. Основная идея трактатов Дхармакирти обусловлена фактом признания Будды как pramunabhuta, критерия истинности. Но вне трактата Абхидхармакошабхашья это центральное положение Дхармакирти не могло сложиться. Именно Абхидхармакошабхашья и есть, тот теоретический фундамент, на котором и была возведена конструкция позднем ахая некой логики. Все теоретические проблемы этой логики напрямую связаны с абхидхармистской трактовкой совершенств Будды и с центральной концепцией буддизма — концепцией нирваны.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Тибетский перевод Abhidhannakoakarikah и Abhidhamakocabhasyam
сочинений Vasubandhu. Изд. Ф. И. Щербатской. Пг., 1917 (ВВ, XX.
вып. 1).

[2] L’Abhidharmakosa de Vasubandhu. Traduit et annote par L., de la Vallee Poussin. 1921—1931.

[3] Васубандху. Абхидхармакошабхашья (Энциклопедия Абхидхармы).. Раздел первый. Анализ по классам элементов. Пер. с санскрита, введение, комментарий, историко-философское исследование В. И. Рудого. М., 1990.

[4] Roger R. Jackson/The Buddha as Pramanabhuta: Epithets and Arguments in the Buddhist Logical Tradition. — Journal of Indian Philosophy Dordrecht, 1988, vol. 16, No. 4.

[5] Stcherbatsky Th. Buddhist Logic. Vols, 1, 2. L., 1930—1932 (BB, XXVI).

[6] „samyagjnanapurvika sarvapurusarthasiddhiriti tadvyutpadyate”, Nyayabindu— сочинение Дхармакирти. Изд. Ф. И, Щербатской. ПГ. 1918 (ВВ, VII, вып. 1).

[7] Тибетский перевод Nyayabindu сочинения Дхармакирти. Изд. Ф. И. Щербатской. СПб., 1904 (ВВ, VIII).

Делитесь в соцсетях!