8 Сознание ~> Ментальность-материальность

Царские министры принесли лютню царю и сказали: “Ваше величество, вот эта лютня, звук которой был таким дразнящим, таким милым, таким опьяняющим, таким чарующим, таким захватывающим”. Царь сказал: “Довольно про эту лютню, почтенные. Принесите мне только тот звук”

Царские министры ответили: “Эта лютня, ваше величество, состоит из множества составляющих, из очень большого количества составляющих, и она производит звук, когда играют на ней со всем множеством ее составляющих. Это происходит в зависимости от пергаментной накладки, деки, грифа, колков, струн, медиатора и соответствующего усилия музыканта. Вот так оно происходит, ваше величество, что лютня производит звук, когда на ней играют со всем множеством ее компонентов”.

Сутта: Сравнение с лютней (СН 35.246) [35]

Пемасири Тхера: Когда мы говорим о ментальности-материальности, мы так же должны говорить и о сознании. Ментальность-материальность, nāma-rūpa, и сознание, viññāṇa, должны обсуждаться вместе, потому что ментальность-материальность и сознание возникают вместе и их не так просто разделить. “Так же, как две вязанки тростника могут стоять, опираясь друг на друга, – сказал почтенный Сарипутта, – точно так же в зависимости от ментальности-материальности сознание возникает и в зависимости от сознания ментальность-материальность возникает” (СН 12.67) [36]. Viññāṇa должна наличествовать для возникновения nāma-дхамм и rūpa-дхамм, и наоборот. Они построены друг на друге.

И хотя ментальность-материальность и сознание возникают совместно, взаимно поддерживают друг друга, но мы все же должны проводить различие между свойствами ментальности, материальности и сознания. Между ними есть различия.

МЕНТАЛЬНОСТЬ

Ментальность, nāma, означает склоняться или изгибаться к объекту – вот почему используется именно слово nāma. В таком случае есть изгибание к форме, rūpa, и есть изгибание к vedanā, чувству.

Дэвид: Разве ментальность не является в основном ментальными обстоятельствами, cetasika?

Да. В момент сознания, когда viññāṇa знает объект, возникают пять ментальных обстоятельств:
• Контакт, phassa
• Чувство, vedanā
• Восприятие, saññā
• Воля, cetanā
• Внимание, manasikāra

Эти пять ментальных обстоятельств обычно обозначаются как ментальность, nāma. Поскольку эти пять возникают вместе с моментом сознания, они называются сопутствующими ментальными обстоятельствами, cetasika. Сопутствующие обстоятельства действуют совместно и в течении момента сознания. Они возникают одновременно. В большинстве моментов сознания возникает по крайней мере семь сопутствующих ментальных обстоятельств. К ранее упомянутым пяти, мы добавляем:
• Ментальная сущность, jīvita
• Однонаправленность ума, citt´ekaggatā

Эти семь ментальных обстоятельств продолжают возникать будь мы во сне, под анестезией или в коме. Эти семь включаются в работу лишь через два-три момента после того, как сознание перерождения возникнет в утробе матери – и происходит зачатие. Сгусток, который находится в утробе матери во время этих первых нескольких моментов, не может называться ребенком. Этот сгусток еще не похож на живой. Но как только сознание перерождения умерло и возникают новые моменты сознания, эти семь обстоятельств ментальности, cetasika, так же возникают. Как правило, однако, вместе с моментом сознания возникает куда больше этих семи обстоятельств – чувства, восприятия и 50 разных типов умственных образований – множество ментальных обстоятельств может возникнуть. С полезным моментом сознания возникают десятки ментальных обстоятельств. Или когда мы предаемся ненависти в отношении кого-либо, возникает примерно 27 ментальных обстоятельств. В jhāna в момент сознания возникает небольшое число ментальных обстоятельств.

Может ли одно ментальное обстоятельство действовать независимо?

Почему вы задали этот вопрос?

Ну, я знаю, что у меня есть чувства. Это ясно. Мне нравится общество одних людей и я не могу терпеть других людей. Есть виды пищи, которые есть приятно, и есть виды пищи, которые можно съесть только с большим трудом. Счастье. Печаль. Я вижу все эти чувства как совершенно отличные от любых других моих восприятий и даже желаний. Совершенно очевидно, что эти ментальные обстоятельства действуют независимо.

Должно быть несколько работающих вместе ментальных обстоятельств, чтобы ментальность наличествовала. Одна cetasika не может действовать независимо сама по себе или в изоляции. Нет. Множество ментальных обстоятельств действуют совместно, некоторые из них действуют раз за разом и с разной силой. Когда мы встречаем друга, оба ментальных обстоятельства чувство, vedanā, и контакт, phassa, присутствуют в нашем уме, но обстоятельство чувство, наше приятное чувство счастья, сильнее, чем обстоятельство контакт. Однако, когда мы встречаем незнакомца, в нашем уме преобладают ментальные обстоятельства воля, cetanā, и восприятие, saññā. Мы гадаем: “Кто этот незнакомец?”, “Откуда он пришел?” и “Почему он здесь?” Ментальные обстоятельства чувство и контакт всё еще присутствуют, когда мы встречаем незнакомца, но обстоятельства воли и восприятия сильнее. Мы обслуживаем незнакомцев по второму классу.

МАТЕРИАЛЬНОСТЬ

Говорим ли мы о нашей текущей жизни в этом мире пяти восприятий или говорим о brahma-loka, мы должны говорить о материальности, rūpa. Наша материальность состоит из четырех первичных элементов, cattāro-mahā-būtām, и двадцати четырех вторичных форм материальности, upādā-rūpa, которые включают в себя наши материальные двери восприятия – глаза, уши, нос, язык и тело.

Четыре первичных элемента:
• Элемент земли, paṭhavī-dhātu
• Элемент воды, āpo-dhātu
• Элемент огня, tejo-dhātu
• Элемент воздуха, vājo-dhātu

Где бы ни присутствовал элемент земли, элементы воды, огня и воздуха так же присутствуют. Каждый элемент имеет свои собственные характеристики: земля – твердость, вода – сцепленность, огонь – тепло, воздух – легкость и подвижность. Во время медитации при ходьбе появляется мысль поднять ступню – и в ступне возникает ощущение легкости. Это элемент воздуха. Тепло элемента огня отлепляет ступню от пола, легкость элемента воздуха поднимает и двигает ступню вперед, а твердость элемента земли опускает ступню вниз. И это сцепленность элемента воды прилепляет ступню обратно к земле. Все четыре элемента в работе.

Когда я поднимаю ступню, я создаю новое вещество?

Материальность четырех первичных элементов – земли, воды, огня и воздуха – уже присутствует и из нее производится похожая вторичная материальность, upādā-rūpa. На протяжении нашей жизни четыре основные причины постоянно производят новую материальность:
• Камма
• Ум, citta
• Питание, āhāra
• Температура, utu

Сначала у вас присутствует воля для поднятия ступни, а затем по ходу поднятия ступни образуется новая rūpa. Эту материальность, rūpa, производит ваш ум, в отличие от той rūpa, которую производит камма. Новая материальность продолжает возникать до тех пор, пока имеется достаточно питания и температура подходящая. Рабочие недавно посадили возле пруда побеги бамбука. Когда я смотрел на них вчера, побеги были высотой в шесть дюймов, сегодня они уже высотой в фут, а завтра скорее всего будут высотой в полтора фута. Побеги бамбука растут и поддерживаются за счет питания и тепла. Они растут так быстро, что вы практически можете это увидеть.

И хотя каждая возможная произведенная форма материальности, как из строительных блоков, состоит из все тех же четырех первичных элементов, каждая форма материальности имеет уникальный набор материальности, особенный тип rūpa с ней связанный. Например, материальность побега бамбука уникальна для бамбука, rūpa обезьян шимпанзе уникальна для шимпанзе, а человеческая материальность уникальна для людей. Бамбук, шимпанзе, люди, брахмы и т. д. – каждые характеризуются их отличительным и уникальным типом материальности. Несмотря на то, что и шимпанзе и люди являются млекопитающими, материальность шимпанзе отлична от материальности людей.

Женщины отличаются от мужчин?

Конечно же они отличаются – маленькие мальчики играют с игрушечными пистолетами, в то время как маленькие девочки играют с куклами; женщины часто занимают специфические гендерные роли в обществе; их тела, голоса, способ ходить и двигаться, способ мышления и манера говорить, одеваться, украшаться и вести себя отличаются. Вы найдете полезной книгу по Абхидхамме почтенного Нарада (Narada)*, поскольку он разъясняет, как bhāva-rūpa производит внешний вид и характеристики мужчин и женщин. Bhāva-rūpa субатомна, мельче чем гормоны, и может быть видна только в высших jhāna.

Однако, нет никакой необходимости так углубляться в различия между мужчинами и женщинами, в противном случае вы лишь обманываете сами себя и укрепляете собственные вредящие оценки. Лучше быть объективным и видеть причины возникновения ваших загрязнений – из неведения, ненависти и похоти. В комментариях к Дхаммападе (Дхп. 43 и комментарий) [37] вы найдете историю о мужчине по имени Соррея (Sorreya), который превратился в женщину, а затем через много лет превратился обратно в мужчину. Это всё произошло в одном теле и за одну жизнь. Сначала, как у мужчины, у мужского Соррея было два сына, а затем, как у женщины, у женского Соррея было еще два сына. Всего четверо сыновей. Ко времени, когда женский Соррея превратился обратно в мужского Соррея, этот мужской/женский/мужской Соррея разочаровался в жизни домохозяйской и решил принять постриг. Поддерживающие бхикку Соррея миряне спросили его: “Лучше было быть женщиной или лучше было быть мужчиной?” Сначала он сказал: “Быть женщиной определенно лучше, чем быть мужчиной! Всем своим сердцем я люблю двух сыновей, которые вышли из моей утробы”. Однако, бхикку Соррея вскоре достиг арахатства, и после, когда ему задали тот же вопрос о гендерном превосходстве и любви к сыновьям, он дал другой ответ: “Быть женщиной – это тоже самое, что и быть мужчиной, и я свободен от уз, связывающих меня со всеми четырьмя сыновьями”.

Дэвид, вы думаете, что вы мужчина. Мужчины обычно думают, что они мужчины таким же образом, как и женщины думают, что они женщины, и это искаженная sañña, восприятие, которое контролирует взаимные отношения между мужчинами и женщинами. Кровь женщины является женской и кровь мужчины является мужской. Если женщина пожертвует свою кровь мужчине, то со временем ее женская кровь превратится в кровь мужскую. Материальность изменяется.

Материальность возникает в невообразимом разнообразии форм, от грубых до трудноуловимых или причудливых. Этот материальный мир – эти внешние объекты, которые мы видим, слышим, обоняем и воспринимаем на вкус – имеет грубые формы материальности. Наши тела и наши двери восприятия в этой жизни, что мы сейчас проживаем, имеют и грубые и трудноуловимые формы материальности, а тонкоматериальные jhāna имеют только трудноуловимые формы материальности. Мы могли бы говорить днями о rūpa-дхаммах. Есть материальность жизненной силы и материальность питания, которые поддерживают все остальные формы материальности. Есть так же lahutā, материальное проворство, и mudutā, материальная эластичность, и ākāsa, освещенное пространство. Это реальные формы материальности, которые сопутствуют некоторым видам ментальных обстоятельств. При подходящих условиях в человеческой утробе может возникнуть материальность из жанра научной фантастики – с головой рыбы, носом как у слона, ртом льва и хвостом павлина. Странные вещи могут происходить в такой истории о nāma-rūpa. И есть миры бытия, где материальность не возникает, где действуют только nāma-дхаммы без rūpa-дхамм. Есть миры без rūpa. В arūpa-loka, нематериальных мирах, материальная сторона полностью отсутствует. Мы должны признать существование и таких миров тоже.

Я могу предположить, что такие миры существуют!

—-

  • A Manual of Abhidhamma (Abhidhammattha Sangaha) By Narada Maha Thera

МЕНТАЛЬНОСТЬ И МАТЕРИАЛЬНОСТЬ

Как человек, вы являетесь четырьмя первичными элементами – землей, водой, огнем и воздухом. И что еще?

Я не знаю.

Думайте! Вы – это материальность, rūpa, и что еще? Мы только что об этом говорили.

Извините.

Ментальность! Nāma.

• Вы – это ментальность и земля
• Вы – это ментальность и вода
• Вы – это ментальность и огонь
• Вы – это ментальность и воздух

Не путайте ментальность с материальностью – это не одно и тоже. Тем не менее, возникая в одно время, ментальность и материальность одновременно и связаны и не связаны между собой. Они разделены своими отличительными свойствами, но они действуют совместно и неразделимо. Чтобы помочь нам понять это очевидное противоречие, – связанное против несвязанного, отдельное против неразделимого, – мы сравниваем самих себя с чашкой чая. Чашка чая получается заливанием горячей водой некоторого количества чайной заварки, а затем добавлением молока и сахара. После того, как горячая вода соединит вместе заварку, молоко и сахар, мы наливаем отвар в чашку. Чай, молоко и сахар, соединенные вместе горячей водой, подобны ментальным обстоятельствам нашей ментальности, а чашка подобна нашим телам, нашей материальности.

Обычно мы видим чашку чая как чашку чая – это наше обычное восприятие, sañña. И, конечно, нельзя отрицать, что это действительно чашка чая. Это условная реальность. Тем не менее, даже с несосредоточенным умом и без особых усилий мы можем видеть, что чашка чая состоит из раздельных частей – чая, молока, сахара, воды и чашки. Таким же образом мы обычно видим самих себя как человека в целом. Но в отличие от чашки чая, мы видим себя только как человека в целом и не способны увидеть, что этот человек состоит из отдельных частей. Посредством практики vipassanā, с тщательным исследованием, мы постигаем природу ментальности-материальности, отделяем ментальность от материальности, и отделяем ментальные обстоятельства друг от друга. Это знание прозрением возникает, когда наша sati хорошо развита.

МЕНТАЛЬНОСТЬ, МАТЕРИАЛЬНОСТЬ И СОЗНАНИЕ

Вот сейчас мы введем в наше обсуждение сознание, viññāṇa.

О, меня удивляет, что так важно проводить эти тонкие различия. Разве сознание действует отдельно от ментальности?

Вы можете рассматривать viññāṇa, как действующее отдельно от ментальности. Когда nāma-дхаммы ментальности, – контакт, чувство, восприятие, воля, внимание и остальные, – в действии, сознание неактивно, а когда nāma-дхаммы ментальности не действуют, сознание, viññāṇa, снова становится активно. Иногда у нас есть внимание, manasikāra, иногда у нас нет manasikāra. Когда у нас есть manasikāra, viññāṇa неактивно, молчит. Так понятней? Вы успеваете за мной? Или же вы можете рассматривать сознание, как действующее совместно с ментальностью. Одним из аспектов nāma-дхамм является phassa, ментальный контакт. В качестве одной из своих обязанностей в нашем центре, Пиюмантха (Piyumantha) должен взбираться на верхушки кокосовых пальм, чтобы срезать кокосовые орехи. Когда вы видите Пиюмантха высоко на дереве, опасно балансирующим на высоте 30 футов, вы боитесь и у вас спине бегают мурашки. Этот возникающий в вас страх за безопасность Пиюмантха – это viññāṇa, действующая совместно с phassa. Это viññāṇa увидела Пиюмантха высоко на кокосовой пальме, а тот страх, который вы почувствовали после – это были действующие совместно phassa и viññāṇa. Когда мы чего-либо боимся, всегда присутствует ментальное обстоятельство чувство, связанное с этим страхом.

Является ли ментальность-материальность одним целым?

Нет. Мы не можем сказать, что nāma-rūpa является чем-то единым определенным целым, потому что множество и разных ментальных обстоятельств постоянно действуют вместе. С ментальностью-материальностью происходит множество всего постоянно изменяющегося. Мы можем, однако, сказать, что viññāṇa является чем-то отдельным, если вспомним, что сознание неактивно и не имеет собственных ему присущих свойств. Сознание возникает только в зависимости от существующей ментальности-материальности, что означает, что свойствами сознания являются свойства того объекта, который оно знает в конкретный момент. Не думайте, что у viññāṇa есть собственные уникальные свойства. Чтобы ментальность и материальность ни связали вместе для образования единого объекта, сознание знает это образование, порождает еще больше ментальности-материальности, а затем умирает как нечто отдельное. Прямо сейчас мой мочевой пузырь полон и я чувствую нужду сходить в туалет. Кажется мне лучше извиниться, потому что viññāṇa знает ментальные обстоятельства чувство, vedanā, и контакт, которые в данный момент присутствуют в моем теле. Viññāṇa происходит от этих nāma-дхамм, и я знаю, что сейчас пришло время идти в туалет. Я должен привести мое тело, мои rūpa-дхаммы в движение!

  • Сейчас, когда я сходил в туалет, все эти прошлые чувства и контакты, связанные с полным мочевым пузырем, умерли. Прошлые nāma-дхаммы, как и прошлые rūpa-дхаммы и эта прошлая viññāṇa – все умерли и на их месте уже другой набор, новый набор nāma-дхамм и rūpa-дхамм и новая viññāṇa возникла. Viññāṇa, связанная с новой чашкой чая, возникла. Еще один пример. Мы можем сказать, что тело лютни из нашего рассказа – это rūpa-дхаммы, струны лютни – это nāma-дхаммы, а ее звук – это viññāṇa. Когда умелый музыкант перебирает струны, играет прекрасная музыка. Вы найдете сутту Сравнение с лютней в Салаятана Самьютта (СН 35.246) [38].

Здесь есть вопрос, который должен быть задан. Я только что сказал, что ментальность и материальность порождают сознание, что лютня производит звук. Но я так же говорил в самом начале этой беседы, что сознание должно наличествовать для возникновения ментальности и материальности. Как звук может создавать лютню? Звук от лютни пришел и ушел! Как же может быть так, что происходит viññāṇa? Из-за nāma-rūpa? В учении о зависимом возникновении viññāṇa дает рождение nāma-rūpa. Таким образом утверждение, что nāma-rūpa приводит к возникновению viññāṇa, является неверным. Давайте оставим rūpa, материальность, пока в стороне.

Звук лютни – это одно, а знание звука лютни – это другое. Тем не менее, звук и знание звука не могут быть разделены. Как можно знать звук, если его здесь нет в этот момент знания? Хотя мы предпочитаем думать так, что viññāṇa отдельна от nāma-дхамм, но они всегда возникают вместе. Одновременно.

Хорошо, знание звука происходит одновременно со звуком.

Да. Поймите вот этот момент: сознание зависит от ментальности-материальности, и ментальность-материальность зависит от сознания. Они взаимно поддерживают друг друга. Как выразился почтенный Сарипутта: “Если мы уберем одну из двух вязанок, другая вязанка упадет”. Подобным же образом, если мы уберем ментальность-материальность, то не будет никакого сознания. И наоборот, если нет никакого сознания, то не будет никакой ментальности-материальности. Мы не пытаемся их разделить в любом случае, так ведь?

Nāma, rūpa и viññāṇa похоже являются частями еще одной сложной и абстрактной буддийской теории. Не очень практично. Зачем об этом беспокоиться?

Обсуждая обстоятельства зависимого возникновения, мы пытаемся убедить самих себя в их реальном существовании, что действительно такова истинная природа вещей. Мы надеемся, что немного знаний развеют наши сомнения, сделают наш разум открытым, и мы обретем прозрение. Мы стремимся к этой цели, стремимся окончательно стать на путь знания, вырваться из цикла saṃsāra. И если мы подразумеваем именно эту цель, тогда да, это стоит того, чтобы немного углубиться в эти учения. Если мы такую цель не подразумеваем или по крайней мере не стараемся уменьшить наше страдание, тогда обсуждение этих обстоятельств зависимого возникновения является ни чем иным, как философской спекуляцией, пустой тратой времени. И для большинства людей такое углубление и разбор учений является потерей времени и редко приносит какие-либо полезные результаты, не говоря уже о знании прозрением. Напротив, многие, кто пытаются анализировать учения Будды напролом, развивают сильные воззрения, которые даже хуже, чем пустая трата времени!

Вы можете улыбаться и смеяться. Я как-то не особо много смеюсь, когда изучаю этот материал, так как его практически невозможно понять.

Это нормально. Не волнуйтесь об этом. Вы преодолеваете собственную лень. Основываясь на sīla и живя в благоприятном окружении, преданные практики медитации развивают глубокое samādhi, осваивают тонкоматериальные jhāna и сами непосредственно видят природу ментальности-материальности и сознания. Когда они удаляют свою самость в первой jhāna, они ясно видят ментальные обстоятельства, возникающие вместе с первой jhāna – направление и удержание мысли, восторг, счастье и однонаправленность. Через непосредственное переживание медитирующие постигают природу nāma-rūpa и viññāṇa. Уничтожены их сомнения. А если у медитирующих сильная практика, то они достигают нематериальных jhāna, где видят, что материальность, rūpa-saññā, так же отсутствует. Практики медитации, прилагающие правильное усилие, не имеют сложностей с учением Будды о зависимом возникновении.

Ментальность-материальность – мы считаем это сочетание стабильным и прочным, называя “я”, “мое” и “собой”. Но с самого дня нашего рождения и до настоящего момента все наши ментальные состояния были временными, и каждая часть нашего тела изменилась, умерла и была воссоздана. Наши жизни являются не более чем процессом из постоянно возникающих ментальных и материальных явлений. Ментальность и материальность созданы в изменении. Anicca. Они непостоянны. Тем не менее, мы предпочитаем видеть их как постоянные, и мы страдаем. Dukkha. Ментальность и материальность не ведут себя так, как мы того желаем. Они за пределами нашего контроля. Anattā. Просто наблюдайте. Вы увидите, что кроме ментальности и материальности здесь больше ничего нет. Вы увидите, что нет никакого “я”, “моего” или “меня”, а есть только три свойства всего обусловленного – anicca, dukkha, anattā. Смотрите, наблюдайте и знайте.

Если бы вы занимались подготовкой к Ph.D. по Буддизму, то мы бы обсудили ментальность и материальность куда более подробно. Мы бы рассмотрели работу kamma-vipāka – это камма и ее результаты. Мы бы так же рассмотрели, как nāma-дхаммы создают nāma-дхаммы, как viññāṇa влияет на nāma-дхаммы, как nāma-дхаммы иногда появляются вместе с rūpa-дхаммами, например, как в нашей жизни в kāma-loka, и как nāma-дхаммы не появляются вместе с rūpa-дхаммами. Вы не готовитесь к Ph.D. Поэтому такое краткое введение в ментальность, материальность и сознание более чем достаточно для вашей практики. Развивайте свои полезные качества, взращивайте samādhi и откройте для себя самого то, что все является не более чем nāma-rūpa.

Делитесь в соцсетях!