2 Установление доброты и сострадания

Тут юный брахман Джотипала подумал: "Странно, удивительно, что этот гончар Гхатикара, будучи ниже меня по происхождению, позволил себе схватить меня за волосы, да еще когда я вымыл голову! Определенно, для этого должен быть существенный повод". И он сказал гончару Гхатикара: "Вы зашли даже так далеко, мой друг Гхатикара?" -"Я зашел так далеко, мой друг Джотипала, потому как убежден, что это благо увидеть благословенного Кассапу, совершенного и полностью просветленного!" - "В таком случае, мой друг Гхатикара, отпусти меня. Давайте же вместе его посетим".
Сутта "О гончаре Гхатикара" (МН 81) [3]

Пемасири Тхера: У вас еще есть чай?

Дэвид: Хватит мне уже чая!... Почему меня злит столько разных людей? И иногда я чувствую, что действительно вас ненавижу, особенно когда вы теряете обладание и повышаете голос на людей. Что происходит?

Ненависть - это здесь слишком сильное слово, потому что ненависть связана с желанием убить кого-либо, а я не думаю, что вы хотите меня убить. Нет, вы не испытываете ко мне ненависти. Вы больше похожи на юного старшеклассника, который злится на директора. Ученик хотел бы изменить директора, и директор хотел бы изменить ученика. Нет, вы всего лишь злитесь, что естественно и в сущности бытия человеком. Предшественница злонамеренности, злость возникает, когда жажда и цепляние вступают в конфликт с жизненным опытом. Естественно, вы желаете, чтобы ваши отношения с людьми всегда были приятными и приносили удовлетворение. Вы цепляетесь за такое представление и, когда люди не соответствуют желаемому, вы на них злитесь. Злость так же может возникнуть по причине страха, а для возникновения страха должны присутствовать отвращение или опасность. Затем мы используем злость для придания себе сил и самозащиты. В то время, когда вы можете быть уже близки к тому, чтобы человека ударить, другие убивают. Люди видят змею - и мгновенно возникает страх. Они знают, что змея ядовита и может напасть - так воспринимается опасность. Люди используют злость, чтобы убить змею.

Вы говорите, что злость может быть полезна?

Нет, злость в общем не является полезным или достойным для взращивания состоянием. Я только указываю на то, что существование злости - это просто часть бытия человеком. В Бирме водится гигантская многоножка, и хотя ее укус смертельно ядовит, она так же считается деликатесом. Поэтому, когда человек находит многоножку, то использует злость чтобы попытаться ее убить. Когда же гигантская многоножка дает отпор, человек испытывает страх быть убитым. В этой ситуации злость и страх возникают вместе.

Может ли злость быть причиной печали?

Хотя печаль и может возникнуть из-за злости, но обычно здесь так же замешаны наши жажда и цепляние. Если насекомые грызут мои записи, то я испытываю печаль, потому что повреждается моя собственность. Я не злюсь на насекомых. Так же мы печалимся, когда заболевает друг. Опять же, в такой печали нет злости. Мы можем испытывать страх, что наш друг умрет, но этот страх основывается на нашем цеплянии к другу. Страх и печаль возрастают до того же уровня как и цепляние. И когда друзья намеренно причиняют нам вред, мы лишь испытываем печаль, а не злость.

Если друг намеренно причинит мне вред, я точно разозлюсь, а не только опечалюсь. Вы куда более продвинуты, нежели я. Это вы сейчас говорили о любви?

Мы должны осознать, что относиться ко всему критически - это в сущности человека, и что мы не способны всегда понимать умы других. Злость является частью процесса, который развивается по следующим распознаваемым стадиям:
• Неприязнь
• Раздражение
• ЗЛОСТЬ
• Злонамеренность
• Ненависть
• Жестокость
• Месть

Неприязнь, раздражение и злость спонтанны, длятся всего несколько секунд, минут, часов, или может даже день или два. Это не обязательно плохие или опасные стадии. Да, я признаю, что иногда я злюсь, а иногда даже могу накричать на кого-нибудь. Затем, после короткого периода времени, я забываю о том, что злился. И когда этот человек снова приходит в гости, может спустя несколько часов или даже месяцев, мы продолжаем наше общение без какой-либо скрываемой злости по отношению друг к другу. Нашей злости хватило только на короткий период времени. Если злость продолжается в течении долгого периода времени, то развивается в злонамеренность и, в конце-концов, в ненависть - плохая и опасная стадия, потому что ненависть является источником для жестоких действий. Ненависть преднамеренна, всегда включает в себя элемент жестокости и приводит к разрушению всех и каждого. Тот другой человек - это ваш враг, и вы хотите его уничтожить. Не заходя так далеко, чтобы действительно его убить, вы изобретаете способы уничтожить его благосостояние, средства к существованию и репутацию. В университетах и офисах ненависть обретает форму злословия и разрушения доброго имени человека. Сейчас в Шри-Ланке куда больше ненависти, чем 50 лет назад. И тогда есть месть - стадия крайне плохая и опасная, когда вы наносите ответный удар или даже совершаете убийство.
СЕМЯ НЕНАВИСТИ

Злость - это семя, которое есть в каждом из нас. Когда есть подходящие условия, это плохое семя развивается в злонамеренность, ненависть, жестокость и месть. Эти подходящие условия для развития нашей злости в ненависть мы возделываем не переставая. В предыдущем воплощении до обретения просветления, будущий Будда жил как аскет Кхантивади (Khantivadi). Он жил свободной и мирной жизнью, скитаясь здесь и там. Однажды Кхантивади забрел в парк, где чудесно проводил время царь в компании красивых женщин. Аскет не присоединился к царю и его спутницам, а нашел себе тихое место для медитации. Насладившись, царь утомился и прилег вздремнуть. Женщины же не устали и пошли взглянуть на Кхантивади. Аскет беседовал с ними о терпении, доброте и сдержанности.

Когда царь проснулся и обнаружил, что все его прекрасные подруги по развлечениям были с аскетом Кхантивади, в нем вспыхнули зависть и злость. Царь не тратил времени на выслушивание слов аскета о преимуществах терпения и важности сдержанности, даже если подвергаешься избиениям или брани. Нет. Вместо этого царь набросился на Кхантивади, выхватил свой меч и отрезал аскету уши. Царь закричал: "У тебя все еще осталось терпение? Где твоя доброта сейчас?" Кхантивади ответил: "Да, конечно". Воспламенившаяся злость царя стала ненавистью, он отрубил Кхантивади руки и воскликнул: "И сейчас? Остались ли у тебя еще терпение и сдержанность?" На что отшельник ответил: "Да". Тогда царь отрубил Кхантивади ноги. "А теперь? Где твоя доброта сейчас?" Охваченный болью Кхантивади смог лишь указать на свое сердце. В горячечном бреду ненависти царь забил благородного аскета насмерть. Аскет Кхантивади умер мирно без единой злой мысли. Царь умер ужасной смертью и переродился в аду.

Это хорошая история. Я запомню ее.

Посредством медитации мы предотвращаем развитие злости, семени ненависти, в полностью созревшую ненависть, а затем и в жестокость. Мы не устраняем злость, так как злость - это естественная часть человеческой природы. Вместо этого мы пытаемся устранить воззрения, которые развивают нашу злость в ненависть и жестокость. И даже несмотря на то, что возникает злость, мы не реагируем с ненавистью и жестокостью. Скажем, между тремя бизнесменами разгорелся горячий спор по поводу финансирования проекта. В течении следующих нескольких дней первый бизнесмен по-прежнему остается очень зол на своих коллег. Он очень долго и глубоко обдумывает их спор, что развивает его злость в ненависть. Второй бизнесмен так же очень зол на своих коллег, но не настолько увлечен обдумыванием спора, и поэтому его злость не развивается в ненависть. А третий же вообще не испытывает злости. Он отстранился от спора и поэтому оказался не затронут. Его ответы нейтральны. Хотя второй бизнесмен более охвачен спором, чем третий, и всё еще злится на своих коллег, он не позволяет своей злости развиться в ненависть. Когда спор окончен, он может и дальше работать с коллегами. Это ценное качество.

Мы должны различать злость и ненависть: в то время как злость спонтанна и не намеренна, ненависть преднамеренна и умышленна; и хотя злость не всегда опасна, ненависть определенно опасна. Ненависть связана с жестокостью. Злость является меньшей из двух зол и может быть отброшена куда легче, чем ненависть. Мы должны осознавать свои действия. Несколько дней назад меня посетили четверо солдат. Все четверо были слепы, а двое к тому же еще и лишены некоторых конечностей. Я спросил их: "Каковы ваши чувства по отношению к солдатам группировки Тигров освобождения Тамил-Илама (ТОТИ)? Вы хотели бы отомстить?" Один из солдат ответил: "Нет, мы не желаем мести и мы даже не испытываем ненависти к ТОТИ. В самом деле, мы не хотим чтобы они или кто-либо еще был слеп. Это ужасно". Я думаю, что солдат ответил честно. "Почему вы вступили в армию?" - спросил я. "Я завербовался, потому что это был мой долг служить моей стране", - ответил солдат. "Это был призыв. Позже служба стала моей профессией и я отправился в бой. Я не думал об убийстве кого-либо или о том, что убьют меня. Вступать в бой - это было все равно, как вступать в обычную драку" Вот с такой энергией эти солдаты воевали и переживали болезненные последствия. И несмотря на это, они достаточно мудры, чтобы иметь сострадание к солдатам ТОТИ. По крайней мере, они не испытывают к ним ненависти.

Акт злости нельзя рассматривать в том же свете, что и акт ненависти и жестокости. Акты злости спонтанны, быстро начинаются и заканчиваются безо всяких скрытых побуждений и мыслей о разрушении. С другой стороны, акты ненависти и жестокости преднамеренны - "Я сделаю вот это" или "Я скажу вот так". Когда мать ругает своего ребенка, на него направлена некоторая часть злости. Но в целом нет никакой ненависти или жестокости, направленных на ребенка. Так же и между учителями и их учениками.

Когда я был молодым послушником еще в том первоначальном медитационном центре Кандубода, там на территории росло множество бананов. Я помню один день, когда бананы собирали с одного из деревьев. Хотя сбором урожая занимались рабочие, а не молодые послушники, один из новичков был очень вовлечен в раздачу указаний рабочим по поводу того, как им срезать одну особенно большую и красивую гроздь бананов. Молодой послушник давал рабочим указания как нужно делать каждый надрез. Старший бхикку увидел новичка и сказал: "Смотри, из разреза стебля будет капать молоко и попадет к тебе на робу. Отмыть его будет очень трудно. Срезка бананов - это не твое дело. Стой в стороне и позволь людям делать их работу". Несмотря на предупреждение, новичок все так же был слишком заинтересован процессом срезания бананов и продолжил давать рабочим инструкции. Бхикку очень сильно разозлился - "Если слов не хватает, требуются действия". Тогда он взял ветку дерева Лайма, а их ветви полны шипов, и был полон решимости задать молодому послушнику хорошую порку. Он направился к новичку. Затем он смягчился, с отвращением бросил ветку на землю и ушел подальше от новичка и всей ситуации в целом. Хотя злость и присутствовала в бхикку, но ненависти не было. У него не было желания уничтожить новичка.

Полезно отметить разницу между злостью и ненавистью. Если, например, мы знаем, что чье-то поведение основано на злости, а не на ненависти, то ужиться с ним или с ней гораздо проще. Мы знаем, что злость пройдет, и он или она не хотят нас уничтожить. Во взаимоотношениях учитель-ученик, ученик часто совершает такое, что злит учителя. Но если ученик знает, что злость учителя основана на сострадании, а не на ненависти, то ученик продолжит с ним здоровые взаимоотношения. Я был свидетелем порки одного из молодых послушников, совершившего серьезный проступок. Чувствуя, что никакое другое наказание не подействует, его учитель продолжал его стегать, стегать и стегать. Он порол его непрерывно до тех пор, пока новичок не заплакал, а его кожа не покрылась порезами и не закровоточила. К тому моменту, как учитель закончил с поркой, бхикку, который всё это наблюдал, был тронут таким неприятным происшествием, он отвел новичка в сторону и обработал лекарственным маслом его раны. Он поддерживал и успокаивал плачущего послушника. Видя как бхикку утешает новичка, учитель, который только что его выпорол, тоже расплакался. Вот так и плакали оба, ученик и учитель. Когда новичок увидел, что его учитель плачет, он осознал, что несмотря на порку, тот все еще испытывает к нему сострадание.

Конечно же, многие ученики, как и дети, не видят сострадания в злости своих учителей или родителей. В сильном порыве учитель может накричать или бросить что-нибудь об пол, но при этом все еще иметь много сострадания по отношению к ученику. Испытывая слишком много боли, ученик видит только ненависть и может даже оставить учебу, если злость его учителя слишком сильная. Это может сделать учителя еще злее, и его злость может развиться в ненависть и жестокость. Жестокость не может изменить поведение ученика и, если жестокость - это единственная форма взаимоотношений между ними, то ученик такого учителя отвергнет. Учитель старается строить процесс обучения в соответствии с текущим состоянием ума ученика. Однако, так не может продолжаться бесконечно долго и постоянно, как в течении дня, так и каждый день вообще. Учителя находятся в сложном положении. Это не легко. Поэтому иногда случается так, что учитель не оправдывает ожиданий ученика, и в результате у того складывается мнение об отсутствии у учителя всякого сострадания. Между учителем и учеником всегда есть недопонимания. Хорошо, когда ученик способен относиться с пониманием к подобным сложностям, с которыми вынужден сталкиваться учитель.

Какова расплата за ненависть и жестокость?

Расплата - страдание здесь и сейчас, и в будущем. Жестокий человек обретает нисходящее рождение. Мы должны избегать ненависти, полностью оставляя ее лишь на уровне злости.

Каким образом?


Поскольку любящая доброта и сострадание прямо противоположны злости, мы используем их для предотвращения развития злости в ненависть и жестокость.
ДОБРОТА И СОСТРАДАНИЕ

Когда я на вас злюсь, то практикую любящую доброту, mettā. Произношу слова доброты, спрашивая "Не желаете ли вы чашку чая?", "Что вас беспокоит?" и "Могу ли я вам чем-либо помочь?". Я задаю вам такие вопросы и очень стараюсь быть искренним, когда их произношу.

Предположим, вы просто бы меня избегали?

Нет, это лишь усугубит ситуацию. Я должен действительно очень сильно стараться быть добрым и предупредительным, даже если вас рядом нет. Такое сильное старание само по себе является медитативной практикой. На прошлой неделе вы забыли свой ноутбук на кухне, и его принесли мне. Это дорогая вещь и вы бы не хотели ее потерять. И хотя я был зол на вас, но все равно проследил за тем, чтобы вашу собственность не похитили. Я не сказал: "А, так это ноутбук медитирующего из Канады. Что произойдет, то произойдет. Можете поступить с ним, как вам будет угодно". Но нет, я заботился о вашей собственности так же, как о своей собственной. Это - mettā. Я узнал о mettā от своей матери, а не от бхикку. Моя мать была очень доброй, и несмотря на то, что я регулярно доставлял ей расстройства, она ни разу меня не отругала и ни разу не ударила. Вместо этого, она разъясняла мне последствия моих поступков. Когда моей матери рассказали, что я был замечен в потасовках с другими детьми, она сказала: "Я беспокоюсь, когда ты попадаешь в эти драки. Это причиняет страдания мне, а не тебе". Когда она так сказала, я решил - "Хватит, я постараюсь больше ни с кем в драку не вступать". Ей не было нужды кричать на меня или прибегать к физическим наказаниям, таким как порка.

Должен ли я практиковать mettā по отношению к тем, кто злится на меня?

Да. Мы тем более практикуем mettā в отношении людей, полных злости и ненависти. Это непросто, потому что у людей присутствуют загрязнения, что делает их подозрительными - "И что это Пемасири такой добрый?" или "Что же ему нужно?" Несмотря на то, что от моей помощи этот человек только бы выиграл, и я не ожидаю от него ничего взамен, он все равно ее отвергает. Некоторые даже считают, что так сильно стараться помогать другим - это откровенная глупость с моей стороны. Mettā часто понимается неправильно.

Проще разозлиться и ударить человека.

Да. Хороший тяжелый удар - вот как общество обычно отвечает на злость. Возможно в Канаде вы и можете разрешить спор небольшим спаррингом, с окончанием которого закончится и ваша злость. Но в Шри-Ланке это не сработает. Злость не заканчивается, когда заканчивается драка. Злость человека все продолжается и продолжается, развивается в ненависть и растягивается даже на целые поколения. Со мной такое случалось множество раз, бесконечное множество раз.

Mettā останавливает злость?

Практика mettā является прямой противоположностью злости и ненависти. Это самый эффективный способ борьбы с ними. Медитирующие, развившие mettā до уровня jhāna, ни к кому не испытывают злости. "Распространяйте mettā на всех живых существ", - говорил Будда. Человек, у кого есть mettā, не имеет врагов, не имеет злости ни к чему. Однако, чтобы полностью освободиться от злости, мы должны достигнуть уровня anāgāmī. Мы так же преодолеваем злость с помощью сострадания, "karunā" на Пали. Практика karunā так же часто понимается неправильно. В самом простом ее случае мы замечаем, что кто-то нуждается в помощи и помогаем. В более развитом - мы помогаем любому, будь он хороший или плохой. Пусть даже они не придерживались pañca-sīla - убийцы, воры, прелюбодеи, лжецы и пьяницы. Мы помогаем человеку, который убил собственную мать, мы помогаем таким людям, как Прабхакаран (Prabhakaran) - бывший лидер ТОТИ, и мы помогаем арахатам. Когда мы помогаем убийцам и "Прабхакаранам" этого мира, многие люди это не одобрят, а некоторые решат, что мы сошли с ума. Человек, убивший свою мать, находится в куда худшем положении, нежели Прабхакаран - тот хотя бы собственную мать не убивал.

Как мне кажется, такой процесс медитации в конце концов приводит все к тем же доброте и состраданию. Возможно доброта и сострадание - это та основа, с которой мы начинаем, и то самое состояние, к которому мы стремимся в итоге? В этом столько параллелей с учением Иисуса Христа! Мудрость есть мудрость.

Вы помните попытку покушения Девадатты на Будду? Он столкнул на Будду камень и легко его ранил. Будда пострадал физически, а Девадатта - умственно. Пострадали оба, и Будда, и Девадатта. Живи мы в то время и окажи помощь обоим, мы бы тем самым практиковали karunā. Многие состоятельные люди с удовольствием побалуют ребенка своего социального класса. Тем не менее, прикоснуться к ребенку нищего они посчитают для себя попросту невозможным. Это не karunā. На наших улицах полно собак, чья шкура покрыта язвами и струпьями. Люди прогоняют этих собак подальше, потому что даже не хотят их видеть. Но когда собаки красивы, выглядят как пушистые шарики, люди их гладят, сажают на колени и могут даже позволить им спать в своей постели. Для пушистенькой собачки нет ничего, что было бы слишком хорошо. Опять же, это не karunā. Karunā означает, что мы заботимся обо всех детях и обо всех собаках в равной степени.

Когда я вижу страдающую чесоткой собаку, то чувствую боль и желание помочь. Это karunā?

Это состояние ума - karunā.

Я хочу облегчить свою собственную боль.

Вы можете практиковать karunā, чтобы облегчить свою боль. И вы можете практиковать karunā, чтобы облегчить боль собаки, не думая о себе. В обоих случаях - это karunā, в обоих случаях - это сострадание.

Я практикую karunā для самого себя?

Да. Практикуя karunā по отношению к собаке, вы пробуждаете karunā внутри себя. И когда вы заботились о прокаженных в Индии, вы тоже пробуждали karunā. Ваши действия были совершены с karunā. Вы не рассуждали в терминах расы или религии. Скажем, я помогаю только военным беженцам Сингалам и не помогаю Тамилам - это не karunā, так как karunā по своей сути всеобща. Если вы практикуете karunā, то не делите людей на Сингалов и Тамилов. Когда я был в Сиднее, Австралия, тамильская девушка пришла в наш центр и все оказывали ей помощь. Ну и, как потом оказалось, она была из ТОТИ, покинула Сидней и уехала им помогать. Это было ее дело. Она поступала так, как она того хотела. Ее действия, однако, не имели никакого значения для нашей karunā. Мы проявили по отношению к ней karunā, потому что она была человеком и нуждалась в помощи. Как она поступила в ответ - это ее дело. У нас будет очень мало шансов для взращивания karunā, если мы постоянно оцениваем каждого на предмет того, искренен ли он и достоин ли. А если karunā не взращивается, если у нее нет шанса на возникновение, то наступит момент, когда ощутить ее станет очень сложно даже в тех случаях, когда нам требуется испытывать сострадание. Тот человек, который рассчитывает на karunā, рассчитывает на сострадание, он не понимает сострадания. Возможно, он хочет заполучить наши деньги, не гнушаясь любыми средствами. Это не имеет значения. Мы все так же практикуем и взращиваем karunā.

Я люблю эти учения!


Когда я был подростком, у моего брата был магазин одежды, и он часто давал мне новые саронги. Если какой-нибудь нищий видел меня в новом саронге и просил его пожертвовать, то я всегда так и поступал. Узнав об этом, мой брат впредь отказывался мне их давать. Он так же попросил других торговцев в нашем районе не давать мне саронги. Даже если я заходил в магазин, чтобы его купить, продавец отказывался мне его продавать. Долгое время никто не давал и не продавал мне саронги. В конце концов, я получил шанс купить прекрасный шелковый в красную клетку саронг, и моя мать, которая всегда следила за тем, что на мне надето, сказала: "Что ж, теперь у тебя новый саронг. Помни, никому его не отдавай". Конечно же, вскоре мне снова встретился нищий, который хотел мой новый в красную клетку саронг. Чтобы избежать неприятностей с матерью, я отдал ему старый белый саронг. "Нет, - сказал нищий, - я не хочу твой старый белый саронг. Я хочу твой новый, в красную клетку". Тогда я отдал новый саронг нищему, а матери сказал, что отнес его в прачечную. На следующей неделе этот нищий пришел в наш дом и одет он был в саронг в красную клетку. "Что ж, - сказала моя мать, - вот и прачечная прибыла!"

В другой раз я присоединился к группе паломников, взбиравшихся на вершину Sri Pāda. На нашем обратном пути вниз мы встретили нищего, одетого в старый и истрепанный саронг, и я без промедления обменял свой новый саронг на его старый. Нищий был очень счастлив. Паломники, однако, остались недовольны. Они категорически не одобряли мой поступок и отчитывали меня всю дорогу домой. Таково общество. Люди не понимают karunā. Мы должны помогать другим, насколько это в наших возможностях, и мы должны знать пределы этих наших возможностей. Есть определенные вещи, которые мы не можем сделать для других. Когда мы по-глупости выходим за пределы наших возможностей, то оказываемся в трудном положении. Мы должны знать, как помогать.

Однажды, когда я еще был в той первоначальной Кандубода, меня попросил о помощи один молодой мужчина. Он был беден и без одной ноги. Мужчина сказал: "Мне негде жить и я собираюсь жениться". Мы дали ему всё, что он хотел - деньги, искусственную ногу, домашнюю утварь, дом и работу. Через несколько месяцев он вернулся назад в Кандубода - "Я потерял все те вещи, который вы мне дали, а дому требуется ремонт. Можете ли вы мне помочь еще раз?" И мы помогли ему еще раз. Мы сделали необходимый ремонт его дома, который просто разваливался на части, и мы нашли для него новую работу. "Не помогайте больше этому человеку", - сказал друг. - "Он лжец и мошенник". Это действительно так и оказалось. Мужчина спускал все наши пожертвования на собственные развлечения, оставив жить жену с ребенком в крайне плохих условиях. Я так же узнал, что он обманывал и солдат на ближайшем блокпосту. Совсем недавно он появился опять - "Я был солдатом и потерял ногу, сражаясь в Джафна. Не могли бы вы мне помочь?" Я немедленно выдворил его прочь. В тот момент в моем уме не было ни mettā, ни karunā. Ни капли. Через месяц-другой он обязательно придет снова уже с другой историей. То что я его прогнал - это было неправильно. Этот поступок не был правильным, но естественным, потому что его ложь действительно вредит нашим стараниям помочь многим людям в окрестностях Кандубода. Было бы хорошо, если бы я просто попросил его уйти и при этом не испытывал злости.

Да, действительно. Вы и сейчас на него злитесь?

Нет, вовсе нет. Всегда будут люди, пытающиеся извлечь выгоду из mettā и karunā. Этот мужчина нам солгал и что-то там приобрел. Когда его ложь раскрылась, мы прекратили наши взаимоотношения. Нет ничего плохого в том, чтобы просто держаться от него подальше без всякой злобы. Когда мы помогаем кому-либо с karunā, у нас нет ожиданий и, следовательно, нет злости, если что-то в итоге идет не так. В детстве у тебя была ручная змея. Несмотря на кормление и уход, ты все равно знал, что это змея, что она в любой момент может обратиться против тебя и укусить. Я помогаю людям, если помощь им нужна. В противном случае, я оставляю их в покое.

Как насчет того, чтобы людей изменять?


Я пытался несколько лет назад. У одного из наших рабочих в Кандубода была плохая привычка воровать всё, до чего только могли дотянуться его руки, и мы решили с ним распрощаться. Через год он пришел опять и попросился на свою старую работу. Он был полон покаяния и хотел получить второй шанс. Думая, что смогу его изменить, я дал ему работу. Члены комитета Кандубода мое решение осудили. Они не верили, что тот мужчина сможет исправиться. "Пожалуйста, - сказал один из них, - не разрешайте этому человеку работать в нашем центре". Я не изменил своего решения, и в течении одного года мужчина вел себя необыкновенно хорошо, не причиняя никому вреда, даже муравьям. Все были им очень довольны, пока однажды он опять не начал воровать все подряд. Это было большой проблемой. И опять я подвергся осуждению со стороны членов комитета.

Тогда я верил, что могу оценить характер человека: "Этот мужчина исключительно хорош; эта женщина хорошая на 50%; эта девушка хорошая на 60%; а этот мужчина, что ж, он на 100% плохой!" Когда меня спрашивали, я давал исключительно хорошим мужчинам и женщинам рекомендации для трудоустройства. Иногда случалось, что человек, которого я оценивал как хорошего, оказывался плохим, и его наниматель обвинял меня: "Мы наняли этого человека по вашей рекомендации, а он нас обманул. Это ваша вина". Иногда случалось и так, что я оценивал людей как плохих, а они оказывались удивительно хорошими. Сейчас я куда более осторожен в оценке людей. Когда меня спрашивают о чьем-то характере, я отвечаю: "Ну, она была хорошей, когда работала с нами. Я не знаю какова она сейчас". Или - "Когда я его знал, он был плохой, но возможно он стал лучше". Поскольку меня обманывали слишком много раз, я больше не занимаюсь размышлениями о прекрасных человеческих качествах. Мирно можно размышлять о цветах и деревьях. Но о людях? Я неизменно вспоминаю их плохие качества. Поэтому в эти дни я размышляю о качествах Будды и арахатов, что приносит мне множество радости. "Следуйте примеру арахатов", - сказал Будда.

Мне трудно общаться с людьми, критикующими всех и каждого.


Люди, у которых нет загрязнений, могут общаться с кем угодно. Мы бессильны, когда другие оценивают нас по различным меркам.

Как вы поступаете, когда люди на вас кричат?


Мы рассматриваем сложные ситуации с ясным пониманием и затем действуем с мудростью, что означает применение большого количества mettā и karunā. То, что мы узнаем из этих бесед о Дхамме, должно применяться в нашей повседневной жизни. Совершенно бесполезно просто обсуждать проблемы и на этом останавливаться. Бессмысленно. Дхамма - это путь тренировки. Когда мы счастливы, мы делаем счастливыми других. Я не могу оставаться опечаленным.
МЕЛОЧИ

Мелкие поступки, которые мы совершаем, действительно очень сильно могут помочь людям. Пожилая женщина, которая просит милостыню в нашем центре, однажды сказала мне: "Люди жестоки. Они всегда меня прогоняют". Я сказал ей: "Старшая сестра, вам здесь рады, и я даже готов пойти просить подаяние вместе с вами". Она была так счастлива, представляя, как мы вместе будем просить милостыню. Это принесло ей много радости. "Ты сошел с ума", - сказал мне один человек. "Не следует говорить ей, что ты готов идти вместе с ней просить подаяние". Но я хотел сделать ее счастливой. Вот и всё. За редким исключением, я никогда не прогоняю нищих прочь и всегда нахожу время, чтобы с ними поговорить.

Как раз на днях две молодых девушки пробежали весь путь наверх, чтобы меня увидеть. Они были так взволнованы и счастливы, потому что только что сдали экзамены за аттестат средней школы. Празднуя вместе с ними, я угостил их ирисками и выразил свою радость их успеху. Если бы я не обрадовался вместе с ними, то девушкам было больно. Недавно один бхикку рассказал мне о пятилетней девочке, которая живет недалеко от его рощи, и каждый раз, когда он идет за сбором подаяний, то всегда ее об этом предупреждает. Однажды он забыл так сделать, и она проплакала весь день. Ей было так грустно, что бхикку забыл про нее. Когда бхикку услышал, что девочка расстроилась, он немедленно пришел к ней домой и с ней пообщался, и тогда она снова была счастлива. Часто не нужно многого, чтобы сделать людей счастливыми. Даже животные счастливы, когда мы с ними добры. Многие животные просто хотят общения.

Есть бесчисленное множество историй о бхикку, живущих в гармонии с животными в лесу. Я знаю бхикку, который в очень дружеских отношениях с обезьянами, с оленем и со слонами. Когда он шел к реке за водой, то многие обезьяны шли вместе с ним, а одна из них после даже помогала ему нести воду назад в хижину. Бхикку держал ведро с одной стороны, а обезьяна с другой, и так вместе они шли. Многие из этих обезьян приходили на вечерние декламации сутт бхикку. По окончанию декламаций бхикку приходилось просить их его покинуть, иначе обезьяны могли остаться на всю ночь. Даже олень присоединялся к его прогулкам за водой к реке. Практически каждый день и в одно и тоже время к хижине этого бхикку приходил слон. Если слон приходил вечером позже обычного, бхикку спрашивал: "Почему ты так поздно?" В ответ тот издавал скрипучие звуки. Этот слон спал в несколько метрах от хижины. Иногда он укладывался прямо на пути к туалету, и бхикку приходилось просить его подвинуться. Даже в тех случаях, когда бхикку приходилось быстро промчаться рядом со слоном, тот оставался спокойным. Никакой реакции. Этот слон никогда не вредил бхикку. Никогда! Этот бхикку и слон могли быть друзьями, потому что бхикку всегда был добр со слоном и его роба пахла лесом. После достижения 80-летнего возраста бхикку покинул эту далекую рощу и возвратился в медитационный центр Кандубода. У него была привычка спать в своем гробу! Когда жители из деревни пришли в рощу, где раньше жил бхикку, их запах косметики и мыла разозлил слона. Тогда они его убили.

Обычно животные нападают на людей, потому что чувствуют опасность. Тем не менее Самита (Samita), бхикку с Запада, который жил в лесу в течении семи лет, никогда не подвергался нападениям или не получал иной вред от животных. Увлекаясь исследованием окрестностей, он однажды потерялся и оказался прямо посреди стада слонов. Слон-вожак поднял Самиту своим хоботом и пошел в сторону дороги. Видя Самиту в слоновьей хватке, деревенские жители решили, что слон его убьет. Слон не собирался его убивать. Когда слон пришел к дороге, то опустил Самиту на землю невредимым. Долгое время спустя, когда Самита все-таки умер, газеты сообщили, что это слон его убил. Это неправда. Самита всегда жил в гармонии со слонами и другими дикими животными. Он умер от голода. Я знаком с офицером полиции, который дал Самите его последнюю трапезу.

Я слышал, что бхикку Самита умер от передозировки лекарств, что он совершил самоубийство.


Разные обстоятельства сложились вместе в смерти бхикку Самита. Врачи сказали, что Самита возможно превысил дозу лекарств, которые он принимал по различным причинам. Как и Самита, я так же жил в лесных рощах рядом с различными животными. В одной из рощ самка леопарда повадилась приходить ко мне в хижину, иногда даже оставляя со мной своих детенышей на время, пока сама уходила в поисках еды. В другой роще нам часто наносили визиты дикие кабаны, потому что нам давали творог, которого они хотели. Третью рощу я делил вместе со стадом слонов, в котором был слоненок - все равно большое животное. Однажды он удерживал бхикку, схватив его за робу и не позволяя уйти. Пришла мать слоненка и оттащила своего ребенка подальше от бхикку. В другое время я услышал громкий звук обрушения и в ходе расследования обнаружил слона, весело пинающего большой штабель кирпичей. "Слон! - Сказал я. - Эти кирпичи предназначены для хижин бхикку. Бхикку, которые живут в этих хижинах, практикуют mettā по отношению к тебе. Они практикуют karunā. Пожалуйста, не нужно топтать эти кирпичи". Слон поднял голову, посмотрел на меня и ушел прочь.
Делитесь в соцсетях!