Что (не) есть Йогачара

Что такое Йогачара

Перевод фрагмента первой главы книги Дэна Люстхауса (Dan Lusthaus) “Буддизм и феноменология” (“Buddhism and Phenomenology”).

Что такое Йогачара? Обычно на эту систему ошибочно вешают ярлык “идеализм”. Многие ученые, включая Д. Т. Сузуки, Едварда Конзе и других, разработали детальные интерпретации её якобы идеалистических установок: Один Ум, создающий весь мир, плоское отрицание всякого существования вне ума, алая виджняна (корзина сознания), которая функционирует как коллективное бессознательное Юнга и т. д.

Говоря технически, ярлык “идеализм” слишком широкий, что бы означать нечто конкретное . В самом широком смысле термин “идеализм” включает все, что не является или что противостоит материализму, воззрению, согласно которому, материя – это фундаментальная реальность, стоящая за всем. Таким образом, идеализм – это целый спектр философских и религиозных взглядов, отличных от материализма, включая практически всё от деизма, теизма, монотеизма, пантеизма и т.д. вплоть до монизма, плюрализма, трансцендентального идеализма, критического реализма, витализма и проч. Для предыдущих поколений ученых то, под идеализмом Йогачары подразумевался метафизический идеализм в духе Брэдли или Веданты. На Западе термин “идеализм” обычно применялся для выражения трёх положений или постулатов:

  1. Ум или какая-то сверх естественная, нематериальная сущность или сила творит все сущее. Это метафизический идеализм.
  2. Фундаментальная основа всего сущего и воспринимаемого — есть познающий субъект так, что субъективное “Я” является эпистемологическим, ни к чему не сводимым фактором. Это еще одна форма метафизического идеализма, близкая к эпистемологическому идеализму.
  3. Критический эпистемологический идеализм в противоположность метафизическому не настаивает на метафизических или онтологических смыслах, но лишь утверждает, что познающий субъект формирует свой опыт в такой степени, что он не сможет вывести данные своего опыта из того, им не является. Подобное познает только подобное, таким образом, действительно иное в сущности непознаваемо, именно потому что это иное, чуждое, другое, непостижимое.

Такие идеалистические установки абсолютно не приемлемы для йогачары. Йогачара не утверждает:

  • что космический ум создает вселенную, наоборот, посредством “отбрасывания” или “деконструкции” ума обретается видение истинной природы вещей.
  • что “Я” или субъект ни к чему не сводим, их устремления нацелены в точности на деконструкцию и устранение условий познания, которые дают возникать иллюзии самости.
  • полную непознаваемость Иного, а призывает протереть зеркало, которое блокирует наше видение, и, таким образом, увидеть Иное полностью и без препятствий, которое по сути вовсе не является Иным.

Однако, начальные стадии из анализа следуют похожей траектории эпистемологического идеализма. Подобно критическим эпистемологическим идеалистам как Кант, Гуссерль и Мерло-Понти они настаивают на том, что мы бы не упускали из вида факта, что все, что мы знаем, рассматриваем или утверждаем или или отрицаем, происходит в сознании. Статус и ценность, придаваемые феноменам в сознании, следовательно, зависят от самого сознания, так что даже понятие что “вещи существуют вне моего сознания” — появляется, утверждается или отрицается в сознании.

Это, однако, не приводит йогачару к заключению, что сознание в конечном счете реально (парамартха-сат), тем более, что оно есть единственная реальность. Наоборот, эта закрытость, или нарцистическое Я – производное сознания, которое они считают самой главной проблемой. И эффективная система, которую они разработали, направлена на разрушение и устранение этой закрытости. Для йогачары ум – это проблема, а не решение. То, к чему сводятся феномены в сознании — не есть само сознание, как постоянно напоминают французские феноменологи Мерло-Понти и Левинас.

Таким образом, ключевая фраза Йогачары виджнапти-матра не означает (как часто определяется в научной литературе), что существует только сознание, а то, что все наши усилия “выйти за пределы себя” ничто иное как проекции сознания. Йогачарины подходят к термину виджняпти-матра как эпистемологическому предупреждению, а не онтологическому приговору. Остановив онтологический поиск, который ведет или к идеализму или материализму, они больше интересовались обнаружением причин, почему мы изначально порождаем и привязываемся к таким установкам. Поскольку обе позиции ведут к привязанности, йогачара однозначно не приемлет ни ту, ни другую.

Если для западных философских систем было обычным делом начинать с онтологических предположений (особенно касается богословия, но в целом относится к других направлениям, включая аналитическую философию, которая придала буквально онтологический статус языку и утверждениям) и во вторых что бы создать эпистемологические критерии и методы, посредством которых утверждения могут быть верифицированы, в Индии ситуация была обратной. Индийские философы включая богословов, начинают с эпистемологии (прамана), и когда они установили критерии для достоверных методов познания, только тогда они могут продвигаться дальше с онтологическими, метафизическими или этическими заявлениями. Разные индийские школы и секты как буддийские, так и не буддийские, уделяли столько же времени обсуждению достоверных методов познания как и другим вопросам.

Основной интерес йогачары к эпистемологическим вопросам следует рассматривать именно в таком свете. Все индийские школы принимали установку, что если опираться на неверные праманы, тогда то, что предложено или принято, в последствии будет также неверным. Йогачара утверждала, что ошибки оппонентов были укорены в ошибочной эпистемологии, и следовательно Йогачарины сосредоточили свои усилия в этой сфере. Более того, поскольку сотериологическая эффективность буддизма основывалась на правильном познании, поэтому не могло быть более важной сферы, чем эпистемология. Поскольку все индийские мыслители согласились на фундаментальной и главной роли эпистемологии, только этот аспект еще не отличает йогачару от других индийских школ. А отличает её методичное утверждение, что само эпистемологическое усилие и составляет акт познания, а онтологические и этически установки его последствия.

Если йогачарины не идеалисты, то кто они? Что они считают за реальным, если таковое есть вообще?

Продолжение следует.

Перевод: Будда.by

Делитесь в соцсетях!
comments powered by Disqus