йога и буддизм встречаются

Где встречаются йога и буддизм

📌   🕒

В лесах ведической Индии ученики собрались вокруг учителей, которые наставляли их на путь освобождения под названием йога, что означает “союз”. Один такой ученик в 6-м веке до нашей эры, был молодым нищенствующим монахом, который впоследствии стал известен как Будда. Три столетия спустя учение йоги были записано в виде Йога-сутр Патанджали, и еще два тысячелетия спустя, учение Будды как и Патанджали обрели новый дом на Западе.

Мы спросили Филиппа Моффита, Анну Дуглас, Стивена Коупа и Сару Пауэрс, которые практикуют и йогу и буддизм, как сочетаются эти два метода.

Lion’s Roar: Что бы вы сказали тем американцам, занимающимся йогой и также интересуются практикой буддизма? Почему вы порекомендовали такой подход?

Филипп Моффит: Прежде всего, здесь нужно быть осторожным и различать йогу как духовный путь и хатха-йогу, которая включает практику йогических поз, или асан. Я следую как пути Патанджали, так и Будды и пытаюсь выполнять восемь ступеней насколько могу.

Для меня, методом №1 в буддизме была осознанность, которая расширяет способность реализовать свои цели в жизни. Внимательность – важный элемент в следовании дхарме, будь-то Патанжали или Будда. Это вносит перемены в нашу жизнь.

Во вторых, сила Буддадхармы в том, что это завершенное и стройное учение. Оно хорошо подходит вопрошающему западному уму, который ищет ответы на множество разных вопросов. Буддадхарма даёт прямой ответ на любой вопрос.

Сара Пауэрс: Йога уделяет внимание работе с телом как предварительному условию неподвижного сидения для медитации, что бы тело не было вялым или возбужденным. Йога асаны очень эффективно создают внутреннюю атмосферу, которая располагает к внутреннему исследованию. Буддийские методы приносят спокойствие, непрерывное присутствие. Так что вместо прыжков после йога класса и занятий повседневными хлопотами, мы переходим к методам исследования более тонких сфер ума и собственной природы.

Как в йоге так и буддизме есть глубокое исследование кош — слоев тонкого тела. Но в отношении ума буддийская система более детальна. Она не просто о привязанности к чему-то, о чем говорит и Йога Сутра, а о том, что могут быть разные аспекты привязанности. Мы узнаем, как изолировать различные аспекты и тонкие проявления ума от препятствий. В буддийской традиции карта психосферы более широкая .

Стивен Коуп: Я считаю, оба пути очень похожи, но нахожу, что Буддадхарма обладает изящной непосредственностью, чего нет у Патанджали. Это интеграция, завершенность Будды, Дхармы и Сангхи, о которых говорил Филипп. Я не знаю йогов, которые ложатся спать с Йога-сутрой Патанджали. Она трудная, сжатая, краткая. На самом деле учение йоги действительно очень схожа с основными постулатами Буддадхармы — карма, клеши, ​​видение реальности, прекращение страдания. Все это есть в традиции йоги. Но все-таки Буддадхарма проще для преподавания и восприятия учениками.

Анна Дуглас: Я бы сказала человеку, который интересуется йогой и медитацией, что йога очень хорошо подходит для пробуждения энергий. Мы получаем больше понимания и начинаем видеть возможности и потенциалы, которых ранее не видели. Буддизм открыто говорит о страдании. Почему люди это не слышат? Люди страдают. Может они занимаются йогой лет 5 и чувствуют себя лучше, но это не решает полностью проблему их страдания.

Сара Пауэрс: Нет это не вырывает корни страданий.

Анна Дуглас: Например, в йоге я заметила тенденцию смотреть на тело как на объект. Смотреть на аспект работы тела, а не раскрытие сущностной пустотности тела. Эта “затвердевание” самомнения только добавляет тяжесть к состоянию “быть кем-то”. Поэтому для меня занятие медитацией значит готовность освобождаться дальше. Готовность видеть страдания во всех аспектах бытия, включая страдание восприятия себя как объекта.

Стивен Коуп: Одна из ярких сторон Будды в том, что он избегал метафизических вопросов. Он больше интересовался как устранить клеши (конфликтующие эмоции) что бы вырвать корень страданий. Я думаю, что среди миллионов йогов в Америке многие еще не осознали, что основа практики йога – это устранение клеш — освобождение от жадности, ненависти и неведения. Это воззрение присутствует в классическом пути йоги, но мы американские йоги только начинаем подходить к тем главным вопросам клеш и страдания, что бы увидеть, как асаны могут помочь нам всё это де-конструировать.

Филипп Моффитт: Я помню, случай, который произошел со мной в 1977, когда я делал стойку на плечах. Мне было очень неудобно, и я вдруг понял: это еще одна поза для медитации. Я понял, что я не должен делать что-то особенное с телом, я просто должен был открыть неподвижность. С того дня моя йога стала иной. Но я согласен с другими, что большинство практикующих хатха-йогу в этой стране еще предстоит сделать это открытие. Это не то, чему можно научить, это нужно пережить на собственном опыте.

Без этого открытия тело будет восприниматься как нечто монолитное, и я считаю, что это ошибочное восприятие учения. Можно перейти непосредственно к учению, чтобы это увидеть. Это тело не мое, этот ум не мой — таково учение Патанджали.

Lion’s Roar: Давайте развернем дискуссию в обратную сторону. Что систематическая практика йоги может предложить буддистам?

Анна Дуглас: В ранние годы в центре Spirit Rock я начала добавлять занятия йогой, сочетая медитацию сидя и йогу, потому что знала, насколько йога помогла мне научиться сидеть долго на одном месте. Эти занятия продолжаются и сейчас, мы также добавили йогу на все наши ритриты.

От себя и практиков центра “Spirit Rock” добавлю, что все возвращается к связи с телом. Практика внимательности действительно обостряет опыт переживания энергетических и сенсорных аспектов тела изнутри. Мы учим четырем основам осознанности, две из них — осознанность чувств и тела связана непосредственно с телом. Мы приглашаем людей, чтобы пережить тело изнутри как ощущение, и для многих это огромный скачок от обычного пути самопознания.

Стивен Коуп: Это верно. Я часто начинаю занятия йогой c учениками с небольшой практики медитации. Я говорю: “Закройте глаза и направьте сознание внутрь”. Я стараюсь помочь людям найти тонкое энергетическое тело. Из пятидесяти человек может десять не смогут сделать это вообще.

Анна Дуглас: Это довольно трудно для многих. Я учу людей, которые не могут локализировать ощущение в теле. Это невероятно, но это правда.

Поэтому традиционно считается, что йога является прекрасной подготовкой для практики сидячей медитации, потому помогает людям раскрыть способ самопознания, основанный на энергиях и ощущениях. Йога помогает вернуться к телу, чтобы быть в состоянии долго сидеть на месте и осознавать дыхание в теле. Это действительно ценно, потому что качеств сознания, которые мы развиваем — спокойствие, легкость, радость, умиротворение, неподвижность — осознаётся в связи с телом. Они не просто приходят через ум. Они должны ощущаться как часть нашего жизненного опыта.

Сара Пауэрс: Хатха-йога имеет потенциал для мобилизации энергии. Если вы просто сидите, вы не задействуете определенные ткани, они могут потерять свою подвижность. Этот застой может помешать ясности, даже если вы сидите целый день. Йога приносит своего рода внутренней энергию ясности.

Анна Дуглас: Да, йога пробуждает энергию.

Стивен Коуп: Я начал заниматься буддийской практикой, когда был очень загруженным студентом. Я любил состояние медитативного спокойствия после сумасшедших занятий в аспирантуре. Йога не была главной темой у меня, пока я не ушел в ретрит в 1989 году в Центре Крипалу. Я не знал многого о йоге, и был поражен тем, что узнал. Я обнаружил, что йога укрепила мое душевное равновесие и другие факторы, которые я нужно развить во время сидячей медитации. Это было двенадцать лет назад, а я до сих пор в Крипалу. Я продолжил изучать медитацию и йогу, и совмещаю их на своих занятиях.

Йога действительно дала мне язык и понимание тонкого тела и тонкого мира. Мне нравится йогическое учение о кошах, или оболочках. Это действительно помогает обнаружить тонкий мир энергетического тела, более тонкое ментальное тело. Существует довольно детальное изложение этого мира в йогической традиции. Я нашел, что оно очень полезно для закрепления понимания и осознанности этого тонкого мира.

В общем, много моих студентов считают, что строгая программа сидячей медитации, тринадцать часов в день в ретрите просто невозможно. Так что для них йога является своего рода медитацией в движении, с которого начинается начальное обучение выработки осознавания и локализации внутреннего мира.

Lion’s Roar: На очень простом уровне много буддистов, особенно пожилых, считают, что йога помогает им сидеть в медитации дольше и более комфортно.

Стивен Коуп: Это очень хороший момент. Я даю учение на длительных ретритах в Spirit Rock, которые Анна проводит каждый год, и от занятий йогой есть практическая польза. Ученики говорят: “С йогой намного проще”. Йога помогает проходить путь легче и глубже.

Анна Дуглас: Это похоже на создание пространства в теле с помощью йоги, которая создаёт ощущение пространства в уме.

Сара Пауэрс: Связующее звено — дыхание. Оно соединяет тело и ум.

Lion’s Roar: Вообще мы говорим о йоге в контексте практики внимательности, и наоборот. Существуют ли другие буддийские медитативные практики, которые могут быть полезны для практика йоги?

Сара Пауэрс: Практика Ваджраяны нацелена на мобилизацию внутреннего огня тонким телом, понимание того, как использовать контроль дыхания. Тибетцы имели вид йогической практики поскольку у них был тантрический буддизм.

Стивен Коуп: Я также нахожу полезным очень точное учение о практике дхьян (поглощенности) в буддийской традиции. Точность учений по практике дхьян открыла для меня древнюю практику достижения самадхи, которая лежит в основе йоги. Было интересно узнавать больше о своей собственной традиции из буддизма.

Сара Пауэрс: У некоторых Дзэн-буддийских монастырей йога входит в программу интенсивных ретритов (sesshins). Наблюдается смешение методов.

Lion’s Roar: Так что это означает? Что мы идем к новому типу духовной практики, в которой сочетаются эти две традиции?

Анна Дуглас: Я думаю, то, о чем мы говорим, является одним из аспектов наступления Дхармы на Запад. Все эти традиции собрались здесь и ведут диалог. Что из этого выйдет, мы не знаем, но мне нравится, что начинает происходить такая интеграция.

Филипп Моффитт: Я согласен с Анной, что традиции Востока объединяются на Западе. Это по сути новое рождение, и мы должны быть благодарны за то, что может участвовать в этом и пользоваться этим преимуществом. Эта тенденция отражает прагматичный западный склад ума. Торо и Эмерсон читали Упанишады и другие тексты, но они добавили американскую практичность к их мистике. Который сейчас, много лет спустя, процветает.

Lion’s Lion: Но совместимы ли эти традиции на философском уровне? Например, отличаются ли они в том, как они определяют просветление?

Филипп Моффитт: Это долгий разговор.

Анна Дуглас: Я думаю, что хатха-йога и практика осознанности согласуются в “деконструкции тела”, в понимании схем цепляния за объектов и умении их отпускать.

Стивен Коуп: Обе традиции имеют концепцию самскар (базовых импульсов или намерений, которые предшествуют действиям). Йога буквально конкретизирует их. Она исследует, как самскары работают в физическом теле, и что представляет их освобождение.

Сара Пауэрс: Да, это хороший термин. Поскольку на большинстве йога классов проявляется большое количество жажды и отвращения, создавая самскары в результате отношения к телу.

Филипп Моффитт: Обе традиции ориентированы на освобождение. В некоторых местах их схемы отличаются из-за разных описания того, как происходит освобождение. Но оба они нацелены на освобождение, которое в конечном счете не может быть адекватно описано словами.

Буддизм, как сказал Далай-лама, это наука об уме. Можно сказать, что лесная традиция Патанджали начинается с исследования тела. Но обе приходят к телу и уму в конце концов.

Я считаю, важно подчеркнуть, что ни одна из этих традиций не является миссионерской. Когда я преподаю Буддадхарму, я не призываю учеников становится кем-то. Будда учил, что человек должен сам разобраться. Тому же принципу следуют учителя Йога Сутры Патанджали.
Обе традиции предлагают человеку возможность испытать все на своём опыте, будь он христианин, иудей или кто-то еще. Это исследование ума и тела.

Анна Дуглас: “Приди-и-проверь” такое учение действительно привлекает американцев.


  • Анна Дуглас — одна учителей и основателей центра медитации “Spirit Rock”.
  • Стивен Коуп — автор книги ““Йога и поиск истинного Я” (Yoga and the Quest for the True Self), психотерапевт и старший преподаватель в Центре Йоги и Здоровья в Крипалу.
  • Филипп Моффитт — член Совета учителей центра Spirit Rock и основатель института “Balance Life”.
  • Сара Пауэрс живет в Марин, штат Калифорния, и учит методам йоги и буддизма на международных семинарах и ретритах.


Where Buddhism & Yoga Meet
BY LION’S ROAR STAFF, JUNE 21, 2016

Перевод: Йога в Минске.

Делитесь в соцсетях!
comments powered by Disqus