Третья Благородная Истина - Ниродха

Buddha.by »

Валпола Рахула

Третья Благородная Истина – это Истина спасения, избавления, свободы от страдания, от непрестанности дуккха (Дуккханиродхаарьясачча), что является Ниббана, (более широко известно в санскритской форме Нирвана). Чтобы полностью устранить дуккха, нужно устранить главный корень дуккха, “жажду” (танха), как мы видели ранее. Потому Нирвана известна также под термином Танхаккая – “Угасание Жажды”. Теперь вы спросите: Но что такое Нирвана? В ответ на этот вполне естественный и простой вопрос были написаны целые тома; они скорее еще более запутали, чем прояснили вопрос. Единственный разумный ответ, который можно дать на этот вопрос, заключается в том, что на него нельзя полностью и удовлетворительно ответить словами, поскольку человеческий язык слишком беден, чтобы выразить подлинную природу Высшей Истины или Конечной Действительности, которая есть Нирвана. Язык создан и используется массами людей для выражения вещей и мыслей, испытанных их органами чувств и умом. Сверхземное переживание, подобное Высшей Истине, не является таковым. Поэтому не может быть слов, чтобы выразить это переживание, равно как в рыбьем словаре нет слов, чтобы выразить природу твердой земли. Черепаха сказала своей подруге рыбе, что она (черепаха) только что вернулась в озеро после прогулки по земле. “Разумеется”, – сказала рыба, – “ты имеешь в виду плавание”. Черепаха пыталась объяснить, что по земле плавать нельзя, что она твердая и что по ней ходят. Но рыба настаивала, что ничего подобного быть не может, что это должно быть жидким, как ее озеро, с волнами, и что там нужно уметь нырять и плавать.

Слова – это знаки, представляющие нам известные вещи и мысли; и эти знаки не передают и не могут передать истинную природу даже обычных вещей. Язык считается обманчивым и вводящим в заблуждение в вопросе понимания Истины. Так, Ланкаватара-сутра говорит, что невежественные люди застревают в словах, как слон в грязи. Тем не менее, мы не можем обходиться без слов. Но если Нирвана должна быть выражена и объяснена в положительных терминах, то мы склонны сразу хвататься за идею, связанную с этими терминами, хотя она может быть совершенно противоположной тому, что имеется в виду. Поэтому она обычно выражается в отрицательных терминах 1 – возможно, что это менее опасный способ. Так, она часто описывается такими отрицательными терминами, как Танхаккая – “Угасание Жажды”, Асамкхата – “Несоставное”, “Необусловленное”, Вирага – “Отсутствие желания”, Ниродха – “Прекращение”, Ниббана – “Угасание”, “Затухание”.

Давайте рассмотрим несколько определений и описаний Нирваны, встречающихся в палийских первоисточниках:

“Это полное прекращение той самой “жажды” (танха), отказ от нее, отречение от нее, избавление от нее, отделение от нее” 2.

“Успокоение всего обусловленного, отказ от всех омрачений, угасание “жажды”, непривязанность, прекращение, Ниббана”.

“О бхиккху, что есть Высшее (Асамкхата, Необусловленное)? Это, о бхиккху, угасание желания (рагаккхайо), угасание ненависти (досаккхайо), угасание заблуждения (мохаккхайо). Это, о бхиккху, зовется высшим”.

“О Радха, угасание “жажды” (Танхаккайо) есть Ниббана”.

“О бхиккху, среди всего обусловленного и необусловленного непривязанность (вирага) – самое высшее. Это свобода от самомнения, уничтожение жажды 3 искоренение привязанности, пресечение непрестанности, угасание “жажды” (танха), непривязанность, прекращение, Ниббана”.

Ответ старшего ученика Будды Сарипутты на поставленный Паривраджакой прямой вопрос “Что есть Ниббана?” тождественен данному Буддой определению Асамкхата (выше): “Угасание желания, угасание ненависти, угасание заблуждения”.

“Оставление и уничтожение желания и алкания этих Пяти Совокупностей Привязанности: это прекращение дуккха” 4.

“Прекращение Непрестанности и становления (Бхаваниродха) есть Ниббана” 5.

И далее Будда говорит о Нирване:

“О бхиккху, есть нерожденное, неставшее, необусловленное. Если бы не было нерожденного, неставшего, необусловленного, не было бы спасения для рожденного, ставшего, обусловленного. Поскольку есть нерожденное, неставшее, необусловленное, постольку есть спасения для рожденного, ставшего, обусловленного”.

“Здесь не находят опоры четыре стихии твердости, текучести, жара и движения; вместе уничтожаются представления о длине и ширине, о тонком и грубом, о добре и зле, о имени и образе; нет здесь ни этого мира, ни иного, нет ухода, прихода или пребывания, ни смерти, ни рождения, ни объектов чувств”.

Поскольку Нирвана выражается таким образом в отрицательных терминах, многие получили неверное представление, будто бы это что-то негативное и выражает самоуничтожение. Нирвана, определенно, не является уничтожением себя, поскольку нет никакого себя, чтобы его уничтожить. Если вообще что-то есть, так это уничтожение заблуждения, ложной идеи себя.

Неверно сказать, что Нирвана отрицательна или положительна. Идеи “отрицательного” и “положительного” относительны и пребывают в царстве двойственности. Эти термины не приложимы к Нирване, Высшей Истине, которая превыше двойственности и относительности. Отрицательное слово не обязательно показывает отрицательное состояние. На санскрите и пали здоровье обозначается словом арогья, отрицательным термином, буквально значащим “отсутствие болезни”. Но арогья (здоровье) не является отрицательным состоянием. Слово “Бессмертное” (или его санскритское соответствие Амрита, или палийское Амата), также являющееся синонимом Нирваны, отрицательно, но не обозначает отрицательное состояние. Отрицание отрицательных ценностей не отрицательно. Один из известных синонимов Нирваны – это “Свобода” (пали Мутти, санс. Мукти). Никто не сказал бы, что свобода отрицательна. Но даже у свободы есть отрицательная сторона: свобода – это всегда избавленность от чего-то препятствующего, плохого, отрицательного. Но свобода не отрицательна. Так, Нирвана, Мутти или Вимутти, Высшая Свобода – это свобода от всего плохого, свобода от алчности, ненависти и неведения, свобода от всех понятий двойственности, относительности, времени и пространства.

Мы можем получить некоторое представление о Нирване как Высшей Истине из Дхатувибханга-сутта из Мадджхиманикая. Это исключительно важное рассуждение было дано Буддой уже упоминавшемуся Пуккусати, которого Наставник счел мудрым и серьезным, в тишине ночи под покровом гончарни. Суть соответствующей части сутты в следующем: “Человек состоит из шести стихий: твердости, текучести, жара, движения, пространства и сознания. При их рассмотрении он обнаруживает, что ни один из них не является “моим”, “мной” или “моим я”. Он понимает, как возникает сознание, как возникают и исчезают приятные, неприятные и безразличные ощущения. Посредством этого знания его разум становится непривязанным. Затем он находит в себе чистую непоколебимость (упекха), которую может направить на достижение любого высокого духовного состояния, и знает, что эта чистая непоколебимость будет длиться продолжительное время. Но тогда он думает: Если я сосредоточу эту чистую непоколебимость на Области Бесконечного Пространства и разовью сообразный с ней разум, то это будет умственным созиданием (самкхатам) 6. Если я сосредоточу эту Чистую Непоколебимость на Области Бесконечного Сознания… на Области Ничего… или на Области ни Восприятия ни Не-Восприятия и разовью сообразный с ней разум, то это будет умственным созиданием”. Тогда он ни созидает умственно, ни желает непрестанности и становления (бхава) или уничтожения (вибхава) 7, ни за что в мире он не цепляется, в нем нет волнения; поскольку в нем нет волнения, он полностью успокоен в себе (полностью угасший внутри – паччаттан йева париниббаяти). И он знает: “Закончено рождение, прожита чистая жизнь, сделано то, что должно быть сделано, ничего не осталось несделанного” 8.

Теперь, испытывая приятные, неприятные или безразличные ощущения, он знает, что это непостоянно, что это не сковывает его, что это не испытывается со страстью. Каким бы ни было ощущение, он испытывает его, не привязываясь к нему (висамйютто). Он знает, что все эти ощущения успокоятся с распадом тела, подобно как исчезает пламя, когда заканчиваются масло и фитиль.

“Потому, о бхиккху, кто наделен этим, наделен высшей мудростью, ибо знание угасания всех дуккха – это высшая благородная мудрость”.

“Это его достижение, обретенное в Истине, непоколебимо. О бхиккху, то, что не является действительностью (мосадхамма), ложно; то, что является действительностью (амосадхамма), Ниббана, есть Истина (Сачча). Потому, о бхиккху, кто наделен этим, наделен Высшей Истиной. Ибо Высшая Благородная Истина (парамам арьсаччам) есть Ниббана, которая есть Действительность”.

Будда повсюду недвусмысленно использует термин Истина вместо Ниббана: “Я научу вас Истине и Пути, ведущему к Истине”. Здесь Истина определенно означает Нирвану.

Так что же такое Высшая Истина? Согласно буддизму, Высшая Истина в том, что в мире нет ничего абсолютного, что все относительно, обусловлено и непостоянно, и что нет никакой неизменной, вечной, конечной сущности, подобной “Я”, Душе или Атману, будь то внутри или снаружи. Такова Высшая Истина. Истина никогда не бывает отрицательной, хотя и существует популярное выражение “отрицательная истина”. Постижение этой Истины, т.е., видение всего как оно есть (ятхабхутам) без заблуждения или неведения (авидджа) 9, – это угасание алчущей “жажды” (Танхаккхая) и прекращение (Ниродха) дуккха, которое есть Нирвана. Здесь интересно и полезно вспомнить взгляд Махаяны на Нирвану как не отличающуюся от Самсары 10. Одно я то же является Самсарой или Нирваной соответственно тому, как вы на это смотрите, – субъективно или объективно. Этот махаянский взгляд был, видимо, развит из тех идей палийских тхеравадинских первоисточников, на которые мы только что ссылались в нашем кратком обсуждении.

Неверно думать, что Нирвана является естественным результатом угасания страстного желания. Нирвана не является ни следствием, ни результатом чего бы то ни было. Если бы она была следствием, то была бы следствием, произведенным некоторой причиной. Это было бы самкхата, “произведенное” и “обусловленное”. Нирвана не является ни причиной, ни следствием. Она превыше причины и следствия. Истина не является ни результатом, ни следствием. Она не является порожденной, как мистические, духовные, умственные состояния, такие как дхьяна или самадхи. ИСТИНА ЕСТЬ. НИРВАНА ЕСТЬ. Единственное, что вы можете сделать, это узреть ее, постичь ее. Существует путь, ведущий к постижению Нирваны. Но Нирвана не является результатом этого пути 11. Тропа может привести вас к горе, но гора не является ни результатом, ни следствием тропы. Вы можете видеть свет, но свет не является результатом вашего зрения.

Люди часто спрашивают: Что же после Нирваны? Этот вопрос не может возникнуть, поскольку Нирвана – это Конечная Истина. Если она Конечная, то после нее ничего уже не может быть. Если есть что-то после Нирваны, то это именно это, а не Нирвана, будет Конечной Истиной. Монах по имени Радха другим образом поставил перед Буддой этот вопрос: “Для какой цели (или конца) Нирвана?” Этот вопрос предполагает что-то после Нирваны, утверждая для нее какую-то цель или конец. Поэтому Будда ответил: “О Радха, этот вопрос не схватывает свои пределы (т.е., мимо цели). У живущего святой жизнью Нирвана – окончательное погружение (в Высшую Истину) – цель, конечный предел”.

Некоторые известные небрежно построенные выражения, вроде “Будда вступил в Нирвану или Паринирвану после своей смерти”, создали почву для многих надуманных рассуждений о Нирване 12. Когда вы слышите высказывание, что “Будда вступил в Нирвану или Паринирвану”, вы полагаете Нирвану местом, царством или положением, где существует какого-то рода существование, и пытаетесь представить себе это в терминах смыслов слова “существование”, насколько это вам известно. Это известное выражение “вступил в Нирвану” не имеет соответствия в первоисточниках. Не существует такой вещи, как “вступление в Нирвану после смерти”. Есть слово париниббуто, использованное для обозначения смерти Будды или осуществившего Нирвану Араханта, но оно не означает “вступление в Нирвану”. Париниббуто просто означает “полностью успокоившийся”, “полностью угасший”, “полностью потухший”, поскольку у Будды или Араханта нет после его смерти повторного существования.

Теперь возникает другой вопрос: Что происходит с Буддой или Арахантом после его смерти, паринирваны? Это относится к разделу не отвеченных вопросов (авьяката). Даже когда об этом говорил Будда, он указывал, что в нашем словаре нет таких слов, что могли бы выразить происходящее с Арахантом после его смерти. В ответе паривраджаке по имени Ваччха, Будда сказал, что такие термины, как “рожденное” или “нерожденное”, неприменимы к случаю Араханта, поскольку то – вещество, ощущение, восприятие, умственные образования, сознание, – с чем связываются такие термины, как “рожденное” или “нерожденное”, полностью уничтожено и искоренено, чтобы никогда более не возникнуть после его смерти.

Арахант после своей смерти часто сравнивается с огнем, погасшим, когда вышло топливо, или с пламенем светильника, погасшим, когда закончилось фитиль и масло. Здесь следует понимать ясно и отчетливо, без всяких заблуждений, что сравниваемое с погасшим пламенем или огнем – это не Нирвана, но состоящее из Пяти Совокупностей “существо”, осуществившее Нирвану. На этом месте надо сделать ударение, поскольку многие люди, даже некоторые великие ученые, неверно поняли и истолковали это сравнение как относящееся к Нирване. Нирвана никогда не сравнивается с погасшим огнем или светильником.

Существует другой распространенный вопрос: “Если нет Я, нет Атмана, то кто же осуществляет Нирвану?” Прежде чем перейти к Нирване, давайте зададим вопрос: “Кто думает сейчас, если не Я?” Мы видели ранее, что то, что думает, – это мысль, что за мыслью не стоит никакого думающего. Равным образом, это мудрость (пання), постижение является тем, что постигает, осуществляет. Никакого другого “я” за постижением, осуществлением не стоит. При обсуждении источника дуккха мы видели, что, чем бы это ни было, – существом, вещью или системой – если оно обладает природой возникновения, то оно несет в себе природу, зародыш своего прекращения, своего разрушения. Так дуккха, непрерывный круговорот самсара обладают природой возникновения, и поэтому они также должны обладать и природой прекращения, исчезновения. Дуккха возникает из-за “жажды” (танха) и прекращается из-за мудрости (пання). И “жажда”, и мудрость находятся внутри Пяти Совокупностей, как мы это видели ранее 13.

Итак, зародыш их возникновения, равно, как их прекращения находится внутри Пяти Совокупностей. Таково истинное значение известного изречения Будды: “Внутри самого этого чувствующего тела длиною в сажень, я провозглашаю мир, возникновение мира, прекращение мира и путь, ведущий к прекращению мира”. Это означает, что все Четыре Благородные Истины находятся внутри Пяти Совокупностей, т.е., внутри нас самих. (Здесь слово “мир” (лока) использовано вместо дуккха). Это также означает, что нет никакой внешней силы, которая производит возникновение и прекращение дуккха.

Когда мудрость развивается и взращивается в соответствии с Четвертой Благородной Истиной (следующей в рассмотрении), она видит тайну жизни, действительность как она есть. Когда тайна раскрыта, когда увидена Истина, все силы, которые лихорадочно в омрачении производят непрестанность самсары, становятся спокойными и более неспособными производить кармические образования, поскольку нет более омрачения, нет более “жажды” непрестанности. Это подобно умственному расстройству, которое исцеляется, когда больной раскрывает и видит причину или загадку своего недуга.

Почти во всех религиях summum bonum (высшее благо) может быть достигнуто только после смерти. Но Нирвану можно постичь, осуществить уже в этой жизни; необязательно ждать, пока вы умрете, чтобы “достичь” ее.

Постигший Истину, осуществивший Нирвану является самым счастливым в мире существом. Он свободен от всех “комплексов” и наваждений, забот и тревог, которые мучают остальных. Его духовное здоровье совершенно. Он не сожалеет о прошлом и не размышляет о будущем. Он живет целиком в настоящем. Потому он наслаждается вещами и радуется им в чистейшем смысле, без всякого самоотражения. Он радостен, восторжен, наслаждается чистой жизнью, его чувства удовлетворены, он свободен от волнения, мирный и безмятежный. Поскольку он свободен от личных желаний, ненависти, невежества, тщеславия, гордыни и всех подобных “омрачений”, он чист и ласков, полон всеобщей любви, сострадания, доброты, сочувствия, понимания и терпимости. Его служение другим самое чистое, ибо у него нет мыслей о себе. Он ничего не приобретает, ничего не накапливает, будь оно даже чем-то духовным, поскольку он свободен от заблуждения относительно “Я” и “жажды” становления.

Нирвана превыше всех понятий двойственности и относительности. Поэтому она превыше наших представлений о добре и зле, правильном и ложном, существовании и несуществовании. Даже слово “счастье”, используемое, чтобы описать Нирвану, имеет здесь совершенно другой смысл. Сарипутта сказал однажды: “О друг, Нирвана – это счастье! Нирвана – это счастье!” Тогда Удайи спросил: “Но, друг Сарипутта, каким же это может быть счастьем, если нет ощущения?” Ответ Сарипутты был высоко философским и превосходящим обычное понимание: “То, что нет ощущения, само по себе уже счастье”.

Нирвана превыше логики и рассуждения (атаккавачара). Сколь много бы мы ни занимались, часто в качестве пустого интеллектуального времяпрепровождения, высокомудрыми спорами, обсуждая Нирвану или Конечную Истину или Действительность, мы никогда не поймем ее таким способом. Детсадовскому ребенку не следует спорить о теории относительности. Но если он вместо того будет терпеливо и прилежно учиться, однажды он может понять ее. Нирвана “осуществляется, постигается мудрыми в самих себе” (паччаттам ведитаббо виннюхи). Если мы следуем Пути терпеливо и с прилежанием, с серьезностью воспитываем и очищаем себя, достигаем необходимого духовного развития, мы можем однажды осуществить, постичь ее в самих себе, не обременяя себя головоломками и высокопарными словами.

Поэтому давайте теперь обратимся к Пути, ведущему к постижению, осуществлению Нирваны.
Примечания

1) Иногда положительные термины, такие как Сива – “Благоприятное”, “Добро”, Кхема – “Безопасность”, Суддхи – “Чистота”, Дипа – “Остров”, Сарана – “Прибежище”, Тана – “Защита”, Пара – “Другой берег”, “Другая сторона”, Санти – “Мир”, “Покой” используются для обозначения Нирваны. В Асамкхата-самъютта из Саммъютта-никая есть 32 синонима Ниббаны. В большинстве они метафоричны.

2) Интересно заметить, что это определение Ниродха “Прекращение Дуккха” из первой проповеди Будды в Сарнатхе не содержит слово Ниббана, хотя определение и обозначает ее.

3) Здесь использовано слово пипаса, букв. означающее жажду.

4) Слова Сарипутты.

5) Слова другого ученика Будды по имени Мусила.

6) Заметьте, что все духовные и мистические состояния, как бы чисты и возвышенны они ни были, являются умственными созиданиями, умосотворенными, обусловленными (самкхата). Они не являются ни Действительностью, ни Истиной (сачча).

7) Это значит, что он не создает новую карму, поскольку свободен теперь от жажды, воли, намерения.

8) Это выражение означает, что теперь он Арахант.

9) Ср. в Ланкаватара-сутра: “О Махамати, Нирвана означает видеть всё как оно есть”.

10) Нагарджуна ясно говорит: “Самсара ничем не отличается от Нирваны, и Нирвана ничем не отличается от Самсары”.

11) Здесь полезно вспомнить, что среди девяти сверхмирских дхарм (навалокуттара-дхамма) Нирвана находится за пределами магга (пути) и пхала (плода).

12) Есть некоторые авторы, которые пишут “после Нирваны Будды” вместо “после Паринирваны Будды”. Выражение “после Нирваны Будды” не имеет смысла и неизвестно в буддийской литературе. Всегда говорится “после Паринирваны Будды”.

13) См. Совокупность Образований в гл. II.
Из книги Валполы Рахулы “ЧЕМУ УЧИЛ БУДДА” Перевод Берхина И.В. Перевод с английского осуществлен по изданию – Валпола Рахула. Чему учил Будда. 1978, Великооритания. (с) “Махасангха” 1995.

comments powered by Disqus