Техника Дзогчен

Техника Дзогчен

📌   🕒

Интерпретация «Тибетской книги мѐртвых» под редакцией Чогьяма Трунгпы Ринпоче. Сущностные отрывки из текста «Сияющая Пустота»

Техника Дзогчен — это непосредственное «нисхождение» от сознания гуру к сознанию ученика, указывающее последнему на истинную природу сознания. В своей истинной сущности сознание всегда остаѐтся неизменным и никоим образом не зависит от входящих в него и покидающих его впечатлений. Так что если мы научимся пребывать в этом состоянии, не отвлекаясь, никаких других методов не понадобится. Но только лишь уловить проблеск этой квинтэссенции сознания недостаточно: необходимо научиться поддерживать еѐ осознание постоянно, а это гораздо труднее. Этой цели и служат методы двух других внутренних тантр — махайоги и ануйоги, опирающиеся на основание, подготовленное предшествующими шестью янами. Правда, некоторые учителя дзогчен полагаются только на атийогу, в которой имеются особые методы углубления и закрепления обретѐнного откровения. Но для этого необходимо, чтобы и учитель, и ученики обладали исключительными качествами и мощной кармической связью именно с этим подходом, а это очень большая редкость.

Один из важнейших терминов дзогчен — «осознание» (санскр. видья, тиб. rig pa, англ, awareness). Это квинтэссенция сознания — синоним пробужденного состояния. Это знание как состояние бытия; это непосредственный личный опыт, придающий нам полную уверенность и определѐнность. Осознание не ведает никаких преград в том смысле, что оно всеведуще и вездесуще. Ничто не в силах воспрепятствовать ему, ограничить его или встать у него на пути. Это первозданная, врождѐнная способность сознания к восприятию и постижению истинной природы вещей, возникшая прежде всякого заблуждения и невежества. Она пребывает за пределами мысли и свободна как от мыслительных процессов, так и от разграничения между мыслью и еѐ объектом.
«Гухьясамаджа-тантре» сказано: «Сущность всех вещей — сияние,изначально чистое, подобно пространству».

«Ясный свет — это чувство пустынности абсолютно открытого пространства». Но если мы сможем войти в него и слиться с ним, то утратим всякое различение воспринимающего и воспринимаемого:
«Прекратив восприниматься как некий опыт, ясный свет сам становится пространством».
Пространство — ещѐ одно из важнейших понятий. Здесь имеется в виду не обычное физическое пространство, а пространство сознания. Трунгпа Ринпоче сказал однажды, что пространство — это буддийский аналог Бога.

В своѐм комментарии к «Тибетской книге мѐртвых» он писал, что этот трактат представляет собой «Книгу Пространства». Пространство не отличается от сознания, а лишь открывает иную точку зрения на него: это окружающая среда сознания, неразрывно связанная с ним. В отличие от понятий универсального или космического сознания, которые легко могут быть истолкованы как теистические принципы, образ обширного, безграничного, открытого пространства никоим образом не может олицетворяться или обожествляться. Пространству невозможно молиться; его невозможно ни умилостивить, ни разгневать; верить в него невозможно, но и не верить — тоже невозможно. Оно просто существует как первозданное основание всего сущего. Поскольку оно абсолютно открыто и бесконечно, на нѐм невозможно фиксироваться. Это полное отсутствие концептуальных идей, измышлений и усилий — и есть особое качество системы дзогчен и атийоги. Префикс ати означает «крайний», «трансцендентный», «запредельный». Как бы далеко мы ни зашли, до конца пространства нам не добраться никогда.

В одном из эпизодов в «Гухьясамаджа-тантре» верховный будда Ваджрасаттва открывает всем буддам и бодхисаттвам, что все явления (дхармы) подобны сновидению, но кажутся реальными из-за «ваджра-иллюзии» и существуют в «ваджра-пространстве».

Эпитет «ваджра» указывает на чистую, сверкающую и неразрушимую природу пробужденного состояния. Будды и бодхисаттвы, потрясѐнные этим откровением, восклицают:

Явления не существуют сами по себе, однако же нас учат их реальности;
О, сколь чудесна медитация в пространстве на пространство!

Затем Ваджрасаттва объясняет, что таковы даже ваджра-тело, ваджра-речь и ваджра-сознание просветлѐнных существ. Всѐ существует в пространстве, но поскольку само пространство не существует ни в одном из трѐх миров (т. е. ни на плане желания, ни на плане формы, ни на внеформенном плане), то в действительности ничто никогда не возникало.

Далее говорится:

«Тогда все будды спросили: «О Благословенный, где существуют все
просветлѐнные явления и где они рождаются?» Он ответил: «Они существуют в ваших теле, речи и сознании и рождаются из ваших тела, речи и сознания». Они спросили: «Где существует сознание?» Он ответил: «В пространстве». Они спросили: «Где существует пространство?» Он ответил: «Нигде». На том все будды и бодхисаттвы преисполнились изумления и удивления. Созерцая своѐ сознание, обиталище предельной природы реальности, они хранили безмолвие».

Дивно!
Единое сознание объемлет всю сансару и нирвану.
Изначально оно — наша сущность, но мы его не познали.
Оно —ясность и осознание, струящиеся непрерывно, но мы не
встретились с ним лицом к лицу.
Всюду нисходит беспрепятственно, но реальность его не постигнута.
Лишь ради того, чтобы оно могло познать себя,
Всем непостижимым восьмидесяти четырѐм тысячам вратам дхармы
Учат будды прошлого, настоящего и будущего.
Будды не научили ничему,
Кроме понимания его самого.
В нѐм трикайя нераздельна и совершенна в единении:
Пустота, в коей не существует абсолютно ничего, есть дхармакайя,
Ясность, внутреннее сияние пустоты, есть самбхогакайя,
Озарение, вездесущее и беспрепятственное, есть нирманакайя,
Эти три, совершенные в единении, есть его истинная сущность.
Когда тебе указывают на этот могущественный метод,
позволяющий войти в него [т. е. в сознание],
То оно оказывается твоим самоосознанием в настоящий миг!
Оно — твоя естественная самоозаренность,
Так зачем говорить, что ты не можешь постичь природу сознания?
В ней вовсе не на что медитировать,
Так зачем говорить, что ничего не происходит, когда ты
медитируешь?
Оно — твой непосредственный опыт осознания,
Так зачем говорить, что ты не можешь найти своѐ собственное сознание?
Оно — беспрерывные осознание и ясность,
Так зачем говорить, что ты не можешь узнать своѐ сознание?
Думающий о сознании сам есть сознание,
Так зачем говорить, что ты не можешь найти его, даже если ищешь?
С ним вовсе нечего делать,
Так зачем говорить, что ничего не происходит, что бы ты ни делал?
Ему нужно всего лишь позволить естественно пребывать на своѐм месте,
Так зачем говорить, что оно не стоит спокойно?
Его нужно всего лишь оставить в покое, ничего не делая, Так зачем говорить, что ты не можешь этого сделать?
Ясность, осознание и пустота, неотделимые друг от друга,
присутствуют сами по себе,
Так зачем говорить, что ты не преуспел в практике?
Сами по себе родились без причины и без условий,
Так зачем говорить, что ты этого не можешь, даже если пытаешься?
Мысли освобождаются в тот же миг, как только возникнут,
Так зачем говорить, что противоядия бессильны?
Оно и есть знание, присутствующее в настоящий миг,
Так зачем говорить, что ты его не знаешь?
Несомненно, что сущность сознания пуста и не имеет основы:
Твоѐ сознание— несуществующее, словно пустое пространство.
Взгляни на своѐ собственное сознание! Так это или нет?
Несомненно, что всѐ являющееся есть самопроизвольное проявление:
Возникает из него как мнимость, словно отражение в зеркале.
Взгляни на своѐ собственное сознание! Так это или нет?
Несомненно, что все эти качества спонтанно и самостоятельно освобождаются:
Самопорождаются и самоосвобождаются, словно облака в небе.
Взгляни на своѐ собственное сознание! Так это или нет?
Как странно, что оно неведомо, хотя присутствует везде!
Как странно надеяться на иной плод, кроме этого!
Как странно искать его в других местах, когда оно — в нас самих!
Дивно!
Вот это, осознающее нынешний миг, чистое, но невещественное,—
Оно и есть вершина всех воззрений!
Вот это, не имеющее объекта мысли, всеобъемлющее, но от всего свободное, —
Оно и есть вершина всей медитации!
Вот это, именуемое естественным, мирским и непринуждѐнным,—
Оно и есть вершина всякого поведения!
Вот это, пришедшее само по себе, само по себе существующее изначально, —
Оно и есть вершина всех свершений!

Может показаться, что в обретении просветлѐнности вообще нет ничего особенного: те, кто достиг еѐ, по видимости ведут совершенно обыденную, мирскую жизнь, даже не медитируя и не чувствуя, что они чего-то добились. Идеальное состояние последователя дзогчен — полная естественность, в которой сосредоточенное осознание гармонично сочетается с лѐгкой непринуждѐнностью. С этой точки зрения любая медитация, любая техника предстаѐт искусственной. Человек, пытающийся с их помощью достичь просветления, подобен змее, которая только туже и туже свивает свои кольца, вместо того чтобы естественно и легко развернуть их. Следует всего лишь естественно, спокойно и непринуждѐнно пребывать в основополагающей природе сознания.

Необходимое для этого непрерывное состояние сосредоточенного осознания хорошо иллюстрирует рассказ о некоем ламе по имени Цурчунгпа. Последователь иной традиции спросил его: «Разве медитация не считается в дзогчен самым важным методом?» Цурчунгпа ответил: «На что медитировать?». Тот спросил: «Что же, ты вообще не медитируешь?».

Цурчунгпа ответил:

«На что это я всѐ время отвлекаюсь?».
Ибо не на что медитировать, не медитируй ни на что;
Не на что отвлекаться — посему, утвердившись в сосредоточенности и не отвлекаясь,
Обнажѐнным взором взгляни на состояние не-медитации и не-отвлеченности.
Самоосознание, самосознание, самоозаренность ясно сияет:
Вот эта заря и есть пробужденное сознание.
Способность осознавать во всех явлениях сознание, не присваивая,
Пробуждена, хоть ты еѐ не видишь и не видел, как она возникла.
Явления не принимаются за реальность, нет присвоения — нет и ошибок;
Как только в присваивающей мысли распознаѐтся сознание, она обретает самоосвобождение.

Далее говорится:

Нет такого явления, о котором ты не знал бы, что оно исходит из сознания,
Любое возникающее явление есть само сознание, проявляющееся без помех.
Хоть оно и возникает, оно подобно воде и волнам океана:
Поскольку они суть одно, явление уже освобождено в сущности сознания.

Наша внутренняя сущность есть состояние величайшей простоты, но для того чтобы вскрыть еѐ, приходится работать с тем состоянием сложности и смятения, в каком наше сознание пребывает на сей момент.

Может показаться, что учения такого рода призывают нас не медитировать и вообще не прибегать ни к каким специальным техникам. Но известно, что многие великие учителя дзогчен проводили долгие годы в уединении и прилагали невероятные усилия, прежде чем им удавалось войти в это спонтанное состояние естественного осознания. Кроме того, из биографий их явствует, что они отличались исключительной верой в избранный путь и преданностью своим гуру, а также великим почтением ко всем стадиям пути. Отдельные редкие личности благодаря усердной практике в предыдущих жизнях могут проникнуть прямо в сущность сознания за сравнительно короткое время, но подавляющему большинству требуется более длительная подготовка. Для того, чтобы пребывать в состоянии немедитации и неотвлеченности, сперва нужно овладеть стандартной техникой медитации. В противном случае мы, сознавая это или нет, всѐ равно будем отвлекаться.

В тексте поэмы сказано:

В действительности все существа суть пробужденная сущность,
Но без практики они не достигнут пробуждения.
И вот какой совет даѐт нам на прощание поэма, посвящѐнная дзогчен:
«Самоосвобождение посредством обнажѐнного видения» — основательнейшая помощь
В том, чтобы узреть своѐ осознание неприкрыто и прямо
И познать, как оно есть своѐ самоосознание!
О, беззаботный ум, не помышляющий о приближении смерти,
Ныне, когда бессмысленный труд жизни завершѐн,
Вернуться обратно с пустыми руками будет на сей раз крайним заблуждением!
Узнавание священно; всѐ, что тебе нужно, — это божественная дхарма,
Так почему бы не обратиться к практике божественной дхармы сей же миг?
Великие сиддхи говорили так:
Если ты не хранишь в своѐм сердце учение гуру,
Разве не предаешь ты самого себя?

УСТРЕМЛЕНИЕ

Безграничное пространство пустоты
Лучезарно сияет вездесущим светом,
В чистом небе сознания, свободная от всяких сложностей,
Сияет радуга явлений.
Там, где никогда не существовало ни замешательства, ни свободы,
Отец и мать всего сущего, Всеобщее Благо,
Обитают в тайном великом блаженстве, непостижимом уму,
Но являют чудеса любви в неустанной игре.
Всѐ, что видит око, есть священное видение,
Всѐ, что слышит ухо, есть голос истины,
Всякая мысль, что возникает в сознании,
Есть собственное его самоосвобождѐнное самоосознание.
Да пробудятся все к сему Великому Совершенству!

СИЛОЙ НАКОПЛЕННЫХ МНОЙ И ВСЕХ ЗАСЛУГ,
ДА БУДЕТ СЧАСТЛИВО ВСЯКОЕ СУЩЕСТВО!
ДА БУДЕТ ВСЯКОЕ СУЩЕСТВО ИЗБАВЛЕННО ОТ СТРАДАНИЙ!
ВО ВЕК, ДА НЕ РАЗЛУЧИТСЯ НИКТО СО СЧАСТЬЕМ!
ДА ПРИБУДЕТ КАЖДОЕ СУЩЕСТВО В СПОКОЙСТВИИ,
БЕЗ НЕНАВИСТИ И ПРИВЯЗАННОСТЕЙ !!!
ОМ А ХУМ ! ОМ А ХУМ ! ОМ А ХУМ !!!
ДЗА!ДЗА
САРВА МАХА МАНГАЛАМ !!

Делитесь в соцсетях!
comments powered by Disqus