Популярный китайский буддизм I-V вв.

Buddha.by »

М. Е. Ермаков

(По материалам коротких рассказов «сяошо»)

Исследователь религиозных форм общественного сознания неизбежно сталкивается с тем, что явления религиозной жизни, бытующие в широких социальных средах, не вполне или вовсе не соответствуют ортодоксии, догматике, вероучению, созданным в рамках той же религиозной системы. Суть такого несоответствия находит объяснение в том, что в религиозных системах сосуществуют два уровня религиозного сознания: уровень высокой, просвещенной, элитарной религии ученого монашества и «низовой», популярный (допускаются также определения «примитивный») уровень религии мирян. Высокому, или элитарному, уровню принадлежит высокая книжность, религиозная догматика и схоластика, толкующая большой ряд философских понятий. Ему свойственны высокая степень абстракции и глубина теоретического осмысления. В его рамках творили выдающиеся религиозные умы; этому уровню принадлежат высшие достижения религиозной мысли. К этому уровню религиозного сознания, оставившему после себя огромное литературное наследие, обращены и основные усилия исследователей.

«Низовой», или популярный, уровень не обладает высокой степенью теоретической упорядоченности, присущей ученой религии. Ему недоступны философские высоты религиозной доктрины, но свойственны бессистемность и крайний иррационализм, стихийность и определенная фрагментарность. В нем слепая вера преобладает над логическим построением, чувственное восприятие — над теоретическим осмыслением, религиозная фантазия — над строгим умозаключением. В довершение ко всему «низовой» уровень опирается в основном на устную, а не письменную традицию. Те немногие литературные образцы, которые он все же создает, по обыкновению отторгаются высокой книжностью и оказываются с течением времени вовсе или частично утраченными. Последнее обстоятельство, конечно же, создает определенные трудности для исследований религии популярных форм, тем более для исследований на значительном историческом отдалении. И все же такие попытки время от времени предпринимаются, оказываются вполне удачными (исследование по средневековому народному христианству, предпринятое А. Я. Гуревичем, служит тому лучшим подтверждением [1]) и в любом случае оправданными. Ибо в конечном итоге речь идет об основной форме вероисповедания в пределах распространения мировых религиозных систем.

* * *

Китайский буддизм популярных форм, казалось бы, не самая неблагополучная сфера буддологических исследований. Интерес к ней наметился еще в прошлом веке и не ослабевает в настоящее время. Ряд публикаций, исследований, а также синологических проектов последних лет служат тому подтверждением [2]. Изучение этой проблемы в ретроспективном плане стало возможным (и широко предпринимается) во многом благодаря открытию и последующей обработке материалов храмового комплекса Дуньхуана. Вместе с тем уникальные материалы Дуньхуана покрывают исторический период лишь в пределах нескольких веков на рубеже I-II тысячелетия нашей эры. Что касается популярного китайского буддизма предшествующих столетий, то этот ключевой период проникновения и адаптации буддизма в Китае до настоящего времени считается необеспеченным письменными источниками и потому «темным» для исследователя. Конечно же, ранний китайский буддизм вовсе не обделен литературой, содержащей большой набор разнообразных исторических сведений, но за одним весьма существенным исключеньем. Здесь мы, действительно, не находим ничего (или почти ничего), что касалось бы популярного, иди «низового», китайского буддизма. И такое положение вещей ничуть не удивительно. Письменные памятники, дошедшие до нас от раннего китайского буддизма, принадлежат высокому, или ученому, буддизму и уже в силу этой принадлежности отторгают от себя все связанное с «низовым» (букв, «невежественным», «непосвященным», «мирским») буддизмом. Казалось бы, исследователю популярных форм раннего китайского буддизма не остается ничего иного, как вслед за Эриком Цюрхером «ждать открытия второго, более древнего Дуньхуана» [4]. И все же ситуация представляется нам не столь безнадежной. Китайская литература предоставляет счастливую возможность если не исчерпать проблему популярного китайского буддизма раннего периода, то внести в нее определенную ясность. Такую возможность заключает в себе буддийский короткий рассказ «сяошо». Литература этого жанра сохранилась в довольно обширных фрагментах, была по существу вновь открыта в последние десятилетия, но до настоящего времени не удостоилась того внимания исследователей, которого она несомненно заслуживает.

comments powered by Disqus