Почему китайские яппи интересуются буддизмом?

Buddha.by »
Почему растущее число  китайских яппи  в массовом порядке обращаются   в буддизм?

В первый день каждого лунного месяца, буддисты заполняют Храм «Yonghe», чтобы возжечь благовония.

В начале декабря, в центральном деловом районе Пекина собралась огромная толпа народу, что бы поприсутствовать на открытии галереи «Kunlun». Потягивая напитки типа «Veuve Clicquot» и шампанское «Mumm», владельцы недвижимости, работники фондовых бирж и одетые в «Prada» знаменитости столпились возле буддийских скульптур династии Ming и картин 15-го столетия.

Четыре тибетских художественных работы, в конечном счете, были проданы за 3.4 миллиона долларов США, а на следующем аукционе, восемь дней спустя, 87 экземпляров буддийского искусства были проданы за 10.4 миллионов долларов США. Для владельца галереи, на половину тибетца, наполовину китайца, предпринимателя по имени Yi Xi Ping Cuo, 35 лет от роду, такой оживленный бизнес был еще одним свидетельством роста популярности буддизма в Китае. “Каждый год появляются миллионы новых буддистов”, – говорит Yi Xi Ping Cuo. “Конечно, они хотят поместить буддийскую статую в свои дома, чтобы их сердца стали умиротворенными”.

Буддизм – это быстро развивающаяся религия в современном Китае, и это парадокс, учитывая официальный атеизм Коммунистической Партии и натянутые отношения с Далай-ламой. Популярность роста этой веры отражает желания и пристрастия китайских яппи, которых все более и более привлекает буддийская отрешенность от материализма и акцент на преходящности жизни. “Они имеют автомобиль «BMW» и загородный дом”, – говорит Лоренс Брахм, американец, который владеет тремя гостиницами, включая одной в Тибете. “И им это надоедает. Они понимают, что в жизни есть нечто большее, чем просто собирать все эти игрушки”. Актуальность буддизма породила волну бизнеса, связанного этой религией: авиаперелеты в тибетскую столицу Лхасу надо бронировать заранее, монастыри строят свои гостиницы.

Буддизм прибыл в Китай из Индии в первом столетии нашей эры и процветал вплоть нового времени. После того, как коммунисты захватили власть в стране в 1949, они стали ущемлять религии. Но в отличие от христианства, Буддизм никогда полностью не исчезал из жизни народа. Некоторые адепты продолжали спокойно практиковать его у домашних алтарей. И уже позже, когда Китай захватили рыночные силы в конце 1970-ых и 80-ых, буддизм снова начал оживать в сельской местности – крестьяне стали посещать отреставрированные храмы, где они жгли благовония и молились.

Несмотря на растущую открытость, Китай все же не спускает глаз с религиозных групп. Его отношения с Ватиканом, хотя и стали лучше в последние годы, тем не менее, дружественными их не назвать. И приблизительно семь лет назад власти сокрушили движение «Falun Gong» (или «Фаньлунь Дафа»), который они посчитали недопустимой угрозой после того, как 10 000 членов секты стеклись в Пекин, чтобы выразить несогласия ущемлению их прав. Но правительству удобен буддизм. “Буддисты редко устраивают политические беспорядки”, – говорит Chan Koon Chung, писатель и буддист, живущий в Пекине. “Таким образом, буддизм более приемлем для правительства”. В недавней речи президент Ху Дзинтао даже предположил, что религии, в том числе и Буддизм, могут помочь ослабить напряженные отношения между имущими и неимущими.

В последние несколько лет буддизм рос вместе с классом «белых воротничков». По мере того, как Китай удивляет мир своим экономическим ростом, 12-ти часовой рабочий день, включая уикенды, становится обязательным этикетом. Li Xinglu – символ эпохи: трудолюбивая, успешная, неудовлетворенная. Она занималась организацией разных «шоу» и вывела в люди местных аналогов Рики Мартина, Li Xinglu и «Dance Theater of Harlem». Она тусовалась с поп-звездами, дипломатами и предпринимателями. Но кое-чего ей не хватало. “Я курила, выпивала, и проводила всю ночи в разных клубах”, – говорит Li Xinglu, кому сейчас 39 лет, и кто замужем за одним топменеджером из США. “Я потратила много времени на поиски счастья”.

Воспоминания о смерти ее бабушки и беседы с духовно-ориентированными коллегами навели ее на размышления. Не так давно Li летала в северо-западный город Xining. После 21-часового переезда на джипе через Тибетское плато, она добралась до монастыря «Tse-Reh». Там она встретила своего наставника, 19-летнего монаха, который направил ее новый путь. Сегодня Li приостановила свою карьеру и занялась благотворительной деятельностью, включая сбор денег на строительство приюта для тибетских детей. Она благодарна своему обращению за то, что ее падение по нисходящей спирали прекратилось. “Я не понимала ничего о таких понятиях как «душа» или «дух» (поскольку в буддизме нет таких понятий, то, возможно, более правильно это будет звучать как – «ум», «природа ума» – прим. пер.) – говорит Li.

Недавно мобильная китайская молодежь летела в места типа Таиланда ради солнца, моря, и песка. Теперь многие как Li устремляются к буддистским затворам у себя дома. Храмы реставрируются для орд туристов. Храм «Jade Buddha» – теперь одно из главных буддийских достопримечательностей Китая. Монастырь со 126-летней историей имеет собственную гостиницу с 44-мя комнатами, где двухместный номер стоит около 134 $. Монастырь довольно успешно продает разные амулеты на удачу, DVD с монахами, читающими мантры, и другие духовные штучки. Монахи в надежде максимизировать прибыль даже посещают программы MBA по управлению храмом.

Добро пожаловать в убежище

В ноябре торговая палата прибрежного Сямыня спонсировала вторую ежегодную ярмарку буддийских исскуства и ремесел. Более 40 000 предпринимателей собрались в огромном Дворце для Выставок и Международных Конференций и выставили на продажу скульптуры, четки, благовония и другие товары. “Это – огромная коммерческая возможность, “говорит Xuan Fang, преподаватель религиоведения в Пекинском Народном Университете. “Четки, которые стоят не больше юаня, можно продать за много юаней в храме”.

Некоторые партийные функционеры беспокоятся о том, что буддизм становится слишком модным. Китайская примадонна Faye Wong, новообращённая буддистка, в своих видеоклипах частенько использует буддийские изображения.

А монастыри заинтересованы как в привлечении туристов, так и в практике своей религии. “Коммерциализация”, говорит, что профессор Xuan Fang, “является одной из самых опасных тенденций китайского буддизма”. Однако для задерганных яппи буддизм – это убежище от крысиных гонок. “Общество приносит очень много головных болей”, – говорит Nikki Xi, новообращённый буддист, который работает в агентстве интернет-рекламы. “Я стал более расслабленным. Буддизм сглаживает трудовой процесс”.

Dexter Roberts
Перевод: Buddha.by

comments powered by Disqus