Гедун Чопел родился в 1905 году в деревушке Шо-банг в северо-восточной провинции Тибета Амдо. При рождении его назвали Риг-дэин-нам-гьел. Его отец, тантрист-мирянин, принадлежавший к школе Ньингма тибетского буддизма, обучил его чтению, письму, грамматике, привил ему любовь к поэзии и посвятил его в тайну многочисленных ритуалов школы Ньингма. Когда мальчику было семь дет, отец умер, и все имущество семьи было присвоено жестоким дядей.

Вскоре мальчика признали реинкарнацией ламы школы Ньингма А-лак Ди-ца. По традиции А-лак означал особое существо — тулку, а Ди-ца название монастыря ламы-предшественника.

В тринадцать лет он принял монашеское посвящение под именем Гедун Чопел. Около двух лет он учился в университете при монастыре Гу-бум Джам ба-линг под Кемпингом, где, используют тибетский метод схоластического диспута, изучал элементарную логику и эпистемологию в традиции школы Гелуг-па.

Мастерски владея искусством ведения дебата, он блистательно опроверг на экзамене постулаты своих же учебников, составленных известным религиозным деятелем конца XVII — начала XVIII в. Джам-янг-шэй-па, отчего наставники лишились дара речи.

Есть свидетельства, что позже, когда Гедун Чопел жил в Центральном Тибете, он узнал, что в монастырской гостинице Лхасы остановился человек, признанный реинкарнацией Джам-янг-шзй-па. Опасаясь, что огорчил этого человека критикой его предыдущего воплощения, Гедун Чопел нанес ему визит, с тем, чтобы в знак уважения преподнести ему ритуальный белый шарф. Перерожденный лама не только не был обижен, но приветствовал Гедуна Чопела стоя, и стоял до тех пор, пока тот не уселся.

В 1921 году Гедун Чопел перешел в крупный монастырский университет традиции Гелугпа Дра-ши-кьил, расположенный в восточной части Амдо. Он стал еще более известен благодаря выдающимся способностям в ведении философских дебатов и бунтарскому нраву.

Он всегда любил вызывать на спор ученых мужей. Однажды он появился во дворе, где проводились дебаты, в одежде безграмотного монаха-полицейского и победил в споре монгольского одного ученого, который позже стал настоятелем крупного монастыря Го-манг.

Гедун Чопел еще увлекался рисованием и сделал множество гениальных рисунков как в Го-манге, зарабатывая на кусок хлеба, так и во время своего путешествия в 1934 году на север от Лхасы в поисках санскритских рукописей и с целью посе¬щения исторических мест, связанных с буддийскими паломничест¬вами, на юг Тибета, в Непал и Индию.

В 1947 году Гедуна Чопела правительство Тибета уличило в связях с диссидентами, и он был арестован и брошен в темницу. Просидев за решеткой два года и четыре месяца, в 1949 году Гедун Чопел вышел из тюрьмы нечесаный, отощавший, одетый в дурно пахнущие лохмотья. Он вышел на свободу в плачевном состоянии: грязный, одетый в лохмотья алкоголик, пристрастившийся к опиуму и не выпускающий изо рта папиросы. Его ящик с многочисленными рукописями и книгами куда-то исчез.

В течение двух с половиной месяцев он отказывался мыться, менять одежду, бриться и стричь волосы, которые доходили ему до талии. Он сравнивал себя с драгоценной вазой из лазурита, которую разбили о камень. Он так и не смог собрать воедино осколки своей жизни, но это не помешало ему продемонстрировать свои все еще блестящие способности пятерым ученым, которые приехали к нему с визитом. Перед началом диспута он швырнул пеплом и дохнул папиросным дымом в изображение Шакьямуни Будды, к изумлению и негодованию посетителей. Спор был о том, может ли будда чувствовать удовольствие или боль; пятеро ученых, вместе взятые, не смогли победить его и молча удалились. Говорят, что после этого один из оппонентов, на которого аргументы Гедуна Чопела произвели огромное впечатление, был удручен собственным невежеством.

В другой раз во время попойки Гедун Чопел продемонстрировал знание около тринадцати языков: помимо вышеупомянутых, японского, хинди, бутанского, непальского, сиккимского и других. Правительство назначило ему пенсию и продовольственный паек, но черный ящик с рукописями так и не был возвращен владельцу.

Злоупотребление алкоголем и курение подорвали его здоровье. Личный врач Далай-ламы прописал ему лекарства, но его уже ничто не могло спасти. Через два года после освобождения из тюрьмы, прослушав «Хвалу учению о взаимозависимом происхождении» Ламы Цзонкапы и «Молитву устремлений основы, пути и плода Дзогчена» Ми-пама Ринпоче, Гедун Чопел заявил: «Прослушивание этих строк доставило мне удовольствие. Безумный Гедун Чопел повидал все, что есть интригующего в сем мире. Теперь же, прослышав о том, что внизу есть всем известная земля, я думаю, не пойти ли мне на нее взглянуть». Это был намек на то, что он переродится в аду. Так как солнце уже садилось, он попросил одного близкого друга, который был его биографом, оставить его до утра. Когда его друг вернулся, ему сказали, что вскоре после его ухода Гедун Чопел скончался.

Годы в тюрьме не прошли для него бесследно. Он умер в 1951 году в возрасте сорока шести лет полной развалиной. Некоторые полагают, что его отравили британцы, поскольку его взгляды на устройство Тибета резко отличались от их политики.

Выпавшие на его долю испытания ощущаются особенно остро в заключительных строфах его «Камасутры», где он просит не сваливать на него чужую вину:

Не возлагайте на плечи смирного
Бремя присущих другим пороков, таких, как нарушение
Покоя друзей, ведущих жизнь благочестивых,
Вторжение в умиротворение самодовольных,
И прочее.