Кто такой Будда?

Buddha.by »

Будда – это не имя или фамилия. Будда – означает “пробужденный”. Нетрудно заметить единый корень в слове в русском слове «проБУДиться» и слове «Будда».

“Будда” – это титул учителя по имени Сиддхатха (санскр. Сиддхартха), по фамилии Готама (санскр. Гаутама) из клана Шакьев. Он оставил царский дворец в поисках духовного освобождения, и после нескольких лет суровой аскезы, йоги и медитации достиг иного видения реальности – пробуждения (санскр. Бодхи). Иногда его называют Шакьямуни, или мудрец из клана Шакьев.

Будда жил, по мнению ряда ученых, приблизительно с 563 до 483 до н.э. Другие передвигают жизнь Будды на 80 лет позже.

Бхиккху Бодхи в “Некоторых основоположениях буддизма” пишет:

Будущий учитель родился в клане Шакьев в небольшой республике, расположенной у подножия Гималаев, территория которой находится в южной части современного Непала. Его назвали Сиддхатха (санскр. Сиддхартха), а его семья именовалась Готама (Гаутама). Легенда утверждает, что он был сыном влиятельного монарха, но на самом деле государство Шакьев представляло собой республику олигархов, поэтому, вероятно, его отец был главой совета старейшин. К моменту рождения Будды государство Шакьев стало платить дань сильному государству Косала, которое соответствует современному Уттар Прадешу. Даже самые древние сутры утверждают, что рождение Будды было сопряжено со многими чудесами. Скоро после появления на свет, мудрец Асита пришел посмотреть на малыша, и, узрев на его теле знаки будущего величия, поклонился ему в знак почтения.
Являясь членом королевского рода, принц Сиддхартха рос в роскоши. Отец построил ему три дворца, по числу сезонов в году, и там он предавался утехам со своими друзьями. В возрасте шестнадцати лет он женился на своей двоюродной сестре, прекрасной принцессе Ясодхаре, и вел размеренную жизнь в столице государства Шакьев, Капилаваттху, в этот период он, возможно, совершенствовал свое и знание боевых искусств и науки управления государством.

Однако с годами, когда ему стало под тридцать, принц все более становился замкнутым. Его беспокоили такие серьезные вопросы, которые мы принимаем, как должные – вопросы, касающиеся смысла нашей жизни. Разве цель жизни в физическом наслаждении, обретении власти и богатства? Или же за этим скрывается нечто более глубокое и реальное? Вероятно, такие вопросы занимали его. Доказательством чего служат его собственные размышления, записанные для потомков в трактате «Благородный поиск» (Маджджима Никая № 26): «Монахи, до моего просветления, подчиняясь законам рождения, смерти, старения, грусти и болезням я искал то, что подчиняется законам рождения, смерти, старения, грусти и болезням.

Тогда я подумал: «Почему подчиняясь законам рождения… грусти, я должен искать то, что подчиняется законам рождения… грусти? Предположим, что я, подчиняясь законам рождения, и осознав эту опасность, я ищу не порожденную, высшую защиту от этой зависимости, Ниббану. Предположим, что я, подчиняясь законам старения, болезням и смерти, ищу нестареющее, безболезненное, бессмертное, не грустное и незагрязненное состояние, высшую защиту от привязанности – Ниббану».

Так в возрасте 29 лет, в расцвете своей жизни, несмотря на слезы и мольбы родителей, он постриг волосы и бороду, надел шафрановую одежду странствующего монаха и встал на путь самоотречения. Расширенная биография Будды добавляет, что он покинул свой дом в тот день, когда его жена родила их единственного сына Рахулу.

Покинув свой дом, оставив семью, Бодхисатта или «Искатель Просветления» (как его теперь называют) направился на юг в Магадху (современный Бихар), где небольшие группы искателей, возглавляемые учителями-гуру, занимались поиском духовного просветления. В то время Северо-восточная Индия могла похвастать определенным числом сформировавшихся учителей, известных своими философскими учениями и достижениями в медитации. Принц Сиддхатха нашел двух самых известных -Алара Калама и Уддака Рамапутта. От них он научился нескольким видам медитации, которые по описаниям в текстах, похожи на источники Раджа Йоги. Бодхисатта овладел их учениями и методами медитации, но, несмотря на то, что он достиг высочайших уровней концентрации, он посчитал эти учения недостаточными, потому что они не вели к той цели, которая стояла перед ним: полное просветление и реализация Ниббаны, избавление от страданий чувственного бытия.

Оставив своих учителей, Бодхисатта встал на иной путь, который был популярен в древней Индии, но у которого до сих пор есть последователи: путь аскетизма, умерщвления плоти, считавший, что освобождения можно достигнуть, причиняя телу неимоверную боль. В течение шести лет Бодхисатта следовал по этому пути с твердым упорством. Он голодал в течение многих дней, пока его тело не становилось похоже на скелет, обтянутый кожей, он терпеливо выносил полуденную жару и ночной холод, его плоть подвергалась таким мукам, что он был на пороге смерти. Но он заметил, что, несмотря на его упорство и искренность все его попытки были тщетными. В последствие он любил повторять, что он встал на путь умерщвления плоти и прошел по нему гораздо дальше других аскетов, однако этот путь вел не к высшей мудрости и просветлению, а к физической слабости и ухудшению работы мозга.

Именно тогда он задумался об ином пути к просветлению, который бы сочетал надлежащую заботу о теле с усиленной концентрацией и глубоким исследованием. В последствии он назовет это «Серединным путем», так как он избегает крайностей полного потворства своим желаниям и умерщвления тела. Он испытал обе крайности, первую ~~ как принц, вторую – как аскет, и он знал, что обе они ведут в тупик. Однако, для того, чтобы следовать по Серединному пути ему понадобилось восстановить силы. Поэтому он оставил образ жизни аскета, и начал есть питательную пищу. В то же время пять других аскетов жили в ожидании, когда Боддисатта обретет просветление и станет их учителем. Но когда они увидели, что он принимает питательную пищу, они разочаровались в нем, отвернулись от него и покинули, так как посчитали, что принц-аскет оставил свои стремления и решил вернуться к роскоши.

Теперь он был один, и полное одиночество позволило ему спокойно идти к своей цели. Однажды, когда к нему уже вернулась его физическая сила, он пришел в живописное место на берегу реки Неранджара. Там, под деревом асваттха (в последствие названном деревом Бодхи) он устроил себе подстилку из травы, сел на нее, скрестив ноги, и приготовился не вставать с нее, пока не достигнет своей цели. С приходом ночи он поднимался все выше и выше в своей медитации, пока его разум не стал абсолютно спокойным и сосредоточенным. Затем, как написано в тексте, ночью, в первом наблюдении, он направил свой сосредоточенный ум на воспоминание предыдущих жизней. Постепенно перед его внутренним зрением раскрылся его опыт многих предыдущих рождений в течение многих космических эр. Во втором наблюдении он развил «божественное зрение», с помощью которого он мог видеть, как существа переходят из одного тела в другое в соответствии со своей кармой, своими деяниями. А в последнем наблюдении он постиг высшую истину существования, самые главные законы реальности, он полностью снял со своего разума покрывало неведения. Когда наступил рассвет, фигура, сидевшая под деревом, была уже не Бодхисатта, искатель просветления, а Будда, Полностью Просветленный, Тот, кто обрел Бессмертие в той же самой жизни.

Связано ли как-то название ряда населенных пунктов в Беларуси типа Буда-Кошелево с Буддой – интересный вопрос, который может обеспечить полет многих необузданных фантазий.

comments powered by Disqus