Что такое Татхагатагарбха

Buddha.by »

Есть такое понятие в буддизме махаяны. Им обозначается некоторое воззрение и бывает, что его считают одною из трех философских позиций индийского махаянского буддизма, наряду с мадхьямакой и йогачарой. Слово garbha соединяет в себе два ракурса рассмотрения, означая и материнскую утробу, и ее содержимое, то есть эмбрион. Тибетцы в переводе выбрали один вариант, китайцы – другой. Чтобы русскому человеку такое сочетание ракурсов не показалось слишком странным, приведу две аналогии. В русском языке “угол” – просто угол. Однако заметим, что угол снаружи и угол изнутри суть нечто различное. По-французски мы имеем два слова – coin и angle. Или “товар” можно понимать с точки зрения продавца и покупателя, что и имеет место в английском языке.

Обдумав понятие татхагатагарбхи, я пришел к заключению, что оно не составляет само по себе никакого особого философского воззрения и является неизбежным выводом из общебуддийских философских установок в сочетании с махаянским целеполаганием. В буддизме различается активность как таковая и продуктивная активность, обозначаемая корнем कृ kR “делать-производить”, откуда слово “карма”. Карма признана причиной сансары, и плоха она как таковая – даже сама по себе хорошая – потому, что все позитивно сделанное и предъявленное можно и испортить, изменить, и растратить. Поэтому на общебуддийском пути избавления от сансары карме нет места. Если предположить, что освобождение от сансары – вроде нечто позитивное – получено как результат благой кармы, то оно со временем пропадет, испортится, истощится, а следовательно, это не освобождение от сансары, а только лишь передышка от ее невзгод.

Поэтому путь есть избавление от помех, а не конструктивная деятельность, и поэтому нирвана понимается как окончательное и неотменимое избавление от неприятностей, т.е. апофатически. Но так будет только в случае рассмотрения низшей цели – избавления от сансары. Ведь сама эта цель формулируется отрицательно. В случае же махаяны похоже, что стремятся к достижению и позитивной цели – всепробужденности (самъяксамбодхи). Если это есть создание чего-то небывалого, то имеют силу вышеприведенные возражения: тогда пробуждение можно было бы испортить и отменить. Поэтому мы в махаяне логически вынуждены признать, что становясь благодаря успешной практике бодхисаттвами, а затем и буддами, мы не создаем нечто новое, а лишь избавляемся от акцидентальных препятствий (омрачений), Это и запечатлено в термине тахтагатагарбха. То ли сансарное существо есть зародыш будды, которому предстоит родиться, то ли ли мы сами беременны буддой… а на самом деле и то, и другое разом. Помните высказывание гениального скульптора: “Чтобы получилось изваяние, надо взять глыбу мрамора и удалить всё лишнее”. Гениальный художник в самом деле так думает и чувствует, но окружающие, снаружи, не могут не счесть его деятельность творчески производительной. На пути махаяны у бодхисаттв – для наружного наблюдателя – разворачивается творческая продуктивная деятельность (ее санскритское наименование – каритра, тибетское – тринлей). Но для него самого – НЕ ТАК. Он сам для себя лишь проявляет то, что и без него есть,устраняя ненужные покровы и препятствия. (“сотри случайные черты, и ты увидишь: мир прекрасен”). Стать бодхисаттвой или буддой невозможно, можно лишь обнаружить себя сперва как бодхисаттву, а потом как будду. Но это так только для тех, кто САМ этим занимается и ставит перед собою такую задачу. А для тех, кто снаружи, разумеется верно, что кто-то там делается бодхисаттвой и буддой.

(те, кто понимает, понимают из этого поста, что я, Андрей, понимаю праджняпарамиту)

Андрей Парибок

Парибок Востоковед

comments powered by Disqus