Буддийский эпистемологический идеал Yathabhutam

Buddha.by »
Buddha_statue

E. А. Островская-младшая

Настоящая работа посвящена анализу основного требования буддийской теории познания — видеть вещи таковыми, каковы они есть в реальности (yathabhutam). Русская буддологическая школа в лице ее основателя ак. Ф. И. Щербатского внесла значительный вклад в исследование эпистемологии буддизма. Эта академическая традиция прекратила свое существование в 1942 г., когда Ф. И. Щербатского не стало. Данная статья — скромная дань пятидесятилетию со дня смерти Ф. И. Щербатского.

Основные свои исследования буддийской гносеологии Ф. И. Щербатской проделал на материале текстов поздней традиции. Однако в 1917 г. он обратился к важнейшему философскому источнику буддизма— трактату Васубандху Абхидхармакошабхашья (V в.) [1]. Щербатской совместно со своими зарубежными коллегами — Л. де ла Валле Пуссеном, С. Леви и другими — задумал международную программу изучения Абхидхармакошабхашья. Но проект этот был реализован лишь частично (свою часть работы полностью завершил только Л. де ла Валле Пуссен, работавший с китайской версией источника) [2].

Следует отметить, что в период работы Щербатского и его коллег санскритский оригинал трактата Васубандху Абхидхармакошабхашья считался утраченным, и работа велась только на материале его тибетской и двух китайских версий.

Новый импульс в российских буддологических исследованьях связан с именем Б. И. Рудого, который впервые обратился к санскритскому оригиналу, возродив русскую академическую традицию изучения буддийской философии. Но существенное отличие его подхода состоит в том, что В. И. Рудой указал на неразрывную связь буддийской философии с высшими религиозными постулатами буддизма и его духовными ценностями. Именно благодаря публикации перевода I раздела Абхидхармакошабхашьи, выполненного В. И. Рудым с санскритского оригинала, российская научная аудитория смогла убедиться в том, что трактат Васубандху представляет собой подлинную сокровищницу буддийского теоретического умозрения [3].

Абхидхармакошабхашья — это основа буддийской образованности. Без знания этого трактата невозможно осмыслить тот великий вклад, который внесла буддийская философская мысль в человеческую культуру. В Абхидхармакошабхашье нет специальных разделов, посвященных логике и гносеологии. Тем не менее, вся последующая логика и гносеология прямо или косвенно опирается на тот компендиум идей и концепций, который представлен в трактате Васубандху.

В данной статье мы предприняли попытку показать связь позднебуддийских интерпретаций эпистемологического идеала yathabhutam с его абхидхармистской основой.

Трактат Абхидхармакошабхашья содержит в себе концептуализацию и систематизацию взглядов школ вайбхашика (сарвастивада) и саутрантика. Буддология не располагает оригинальными санскритскими трактатами ранних саутрантиков. В академической традиции сложилась точка зрения на саутрантику как на школу, разрабатывавшую по преимуществу логическую аргументацию абхидхармистских положений. Текст Абхидхармакошабхашьи содержит классическую концепцию истинного знания (yathabhiitam) вне ее позднем махаянской узкоэпистемологической трактовки.

Теория познания, возникшая на базе раннебуддийской эпистемологии, была перенесена в контекст махаянского философского дискурса. На этой теоретической основе созданы: фундаментальные трактаты по буддийской логике и эпистемологии— Прамана-самуччая Дигнаги (VI в.), Прамана-варттика (VII в.) и ее сокращенный вариант Ньяя-бинду (VII в.) Дхармакирти, Ньяя-бинду-тика Дхармоттары (VIII в.).

Праманавартнка и Ньяя-бинду представляют значительный интерес именно в аспекте внутренней связи трактовки yathabhiitam Дхармакирти и основных положений первого раздела трактата Абхидхармакошабхашья Васубандху. Дхармакирти впервые предложил именно в Праманавартнке рассматривать Будду Бхагавана как pramanabhutam (букв, «источник истинного знания»).

Ньяя-бинду по своей сути – это лаконичная концепция источников и возможностей познания. И в этом отношении Ньяя-бинду продолжает гносеологические разработки традиции саутрантиков. Однако здесь возникает проблема школьной преемственности. Мы попытаемся рассмотреть, каким образом традиция саутрантнков в ее абхидхармистской версии повлияла на трактовку гносеологического идеала yathdbhutam в трактате Ньяя-бинду.

В процессе анализа этих двух текстов под углом зрения проблемы yathabhiitam мы сможем установить, как был преформирован идеал «истинного видения» в позднемахаянской эпистемологической традиции.

Согласно классической абхидхармистской концепции, истинное познание — это «видение вещей такими, каковы они в действительности» (yathabhutadarsana), т. е. видение вне-субъективное, лишенное какой-либо аффективной окрашенности (klesa) созерцание. Истинное видение предполагает переструктурирование индивидуального сознания таким образом, чтобы навсегда устранить принцип эгоцентрации (upaddna) как в восприятии внешнего мира, так и в отношении индивида к самому себе. Истинное видение выступает одним из определений Будды, достигшего нирваны.

Во вводной карике первого раздела Абхидхармакоша-бхашьи Будда Бхагаван представлен «Учителем истины», тем, «кто полностью рассеял всякую тьму и вытащил живые существа из трясины сансары». Первая, вводная карика трактата принципиально важна, так как это, говоря современным языком, методологическое вступление, которое содержит указание на религиозную прагматику системы в целом и способы реализации этой прагматики. В карике и автокомментарии к ней Васубандху указывает на два фундаментальные совершенства Будды: Будда — Учитель истины и Будда — тот, кто изложил истинное учение.

comments powered by Disqus