Буддийские монастыри (часть II)

Buddha.by »
Буддизм в Тибете

Буддизм в Тибете

В. В. БАРАДИН

(фрагменты очерка)

Печатается с издания: М. Н. Богданов. Очерки истории бурят-монгольского народа, Верхнеудинск, 1926.

Тибет принял индийский буддизм в самом интересном историческом его периоде, когда индийский буддизм прошел все стадии своего развития и имел все школы и направления и все типы монастырей, какие только были известны в продолжение всей истории индийского буддизма. Тибетцы приняли индийский буддизм в последней форме его развития бодисаттства (парамитаяны) и тантризма (символики, мантраяны). Вследствие этого на тибетском буддизме можно проследить все стадии развития индийского буддизма со всеми родами его литературы и со всеми типами его монастырей. Так, тибетская переводная литература, по сравнению, например, с китайской переводной литературой буддизма, не имеет себе равной по разнообразию своего содержания, особенно по богатству литературы позднейшего периода истории индийского буддизма. А тибетские монастыри представляют все отшельнические и школьные типы индийских монастырей.

Чтобы яснее представить развитие тибетских монастырей, необходимо на минуту обратиться к истории ламаизма.

Тибетский буддизм, или ламаизм, имеет три периода:

1-й —древний период (632—1042 гг.) господства первоначального ламаизма, 2-й — средний период (1042—1409 гг.) реформации, дробления ламаизма на отдельные секты и 3-й — новый период (с 1409 г. до настоящего времени).

Ламаизм первого периода не имеет сектантских различий, и монашество его не получило широкого развития. В этом периоде, в правление просвещенного короля Тисрон-Дебзана был основан в 798 г. первый тибетский монастырь Самье. В этом периоде монастыри были исключительно отшельнического типа, как для одиночной, так и для групповой жизни, в виде одиночных горных келий или маленьких монастырей. В этих кельях и монастырях могли вести отшельническую жизнь, как духовные, так и светские лица. При этом отшельническая жизнь понималась и понимается буддистами в несколько расширенном значении: под этой жизнью разумеется не только жизнь религиозных созерцателей и подвижников, но и жизнь ученых, ведущих изолированную от общества жизнь для успешности своих учено-литературных работ.

С приходом в 1042 г. в Тибет знаменитого индийского монаха Атиши (982—1054 гг.) начинается второй период истории ламаизма. Атиша имел в виду насадить в Тибете чистоту индийского буддизма, строгость его монашеских традиций. Работа Атиши в этом направлении встретила в Тибете неизбежную реакцию, в результате чего первоначальный ламаизм, бывший до того времени единым, последовательно раздробляется на отдельные секты. Сначала выделяется Нинмаба, старая секта, прототип первоначального ламаизма, с традициями, установленными в Тибете со времен Камбо-бодисаттвы (индийского учителя Шанти-ракшиты), Падмасамбавы (индийского йогина), короля Тисрон-Дебзана и других деятелей VIII—IX вв. От этой секты отпадают люди нового индийского течения, последователи Атиши, и появляется секта гадамба. Эта секта, имевшая чисто индийский дух, не могла долго держаться в своей чистой форме и раздробляется на отдельные секты: гаржудба, с основателем Марба-лоцавой (1012—1097 гг.),—позднее, когда гадамба перестала существовать, как отдельная секта, явилась обновленная, отибетченная ее форма, новая секта гелукпа, основанная Лопсан-Дакной (1357—1419 гг.).

Кроме этих трех сект, возникли еще секты шижедба, основанная индийским йогином Падамба и тибетской подвижницей Маджик-Лабдонмой (1102—1206 гг.), и секта жонанба, основанная Долбуба Ширап-жалцаном (1292—1361 гг.). Дальнейший процесс дробления тибетских сект коснулся, главным образом, секты гаржудба, которая разделилась на подсекты гар-маба брикунба, брукпа и даглунба. Образовались и другие более мелкие секты.

Таким образом, в Тибете между XI и XV вв. возникло семь главных сект ламаизма: нинмаба, гадамба, гаржудба (с подсектами), седжаба, шижедба, жонанба и гелукпа. Этот период был самым замечательным периодом истории тибетского ламаизма. За это время он окончательно освободился от индийских традиций и получил вполне национально-тибетскую форму. В этом же периоде появились монастыри школьного типа. Секты нинмаба, гадамба и гаржудба имели монастыри исключительно отшельнического типа «дубда», т. е. одиночных келий или маленьких монастырей для одиночных или групповых отшельников. Остальные секты саджаба, жонанба и кулекпа имели монастыри обоих типов. Школьный тип монастырей «шадда» был основан в Тибете, вероятно, в XIII в., по образцу индийских монастырей-университетов сектой саджаба, от которой этот тип был заимствован сектами жонанба и гелукпа.

Наступает третий период истории ламаизма, который совпадает с появлением новой могущественной секты-гелукпа. Из всех тибетских сект этой секте удалось пользоваться наибольшим успехом в Монголии, а также среди некоторых турецких и тунгусских племен и среди горных племен западного Китая. Секта эта характеризуется чрезвычайным развитием монашества и множеством монастырей школьного типа.

В заключение надо заметить, что одним из основных внешних отличий ламаизма, за исключением секты гадамба, от индийского буддизма являются неограниченное пользование монахами личной собственностью и установление различий между монахами простыми и перерожденцами, представляющими духовную аристократию.

В настоящее время в Тибете существуют секты ламаизма: нинмаба, гаржудба (с подсектами), саджаба, шижедба и гелукпа. Из них только гелукпа, шижедба и отчасти нинмаба распространены за пределами своей родины — главным образом, в Монголии. Среди бурят распространены секты гелукпа и шижедба.

Как выше было указано, гадамба не могла долго удержаться в Тибете, главным образом, потому, что монашество ее, в отличие от монашества других сект, не должно было пользоваться собственностью. Эта строгость индийской традиции была причиною ее неуспеха среди тибетцев, и секта эта должна была переродиться в секты гаржудба, саджаба и гелукпа. Секта жо-нанба сошла со сцены религиозной жизни тибетцев в XVII веке: она была признана еретической и в идейной борьбе с более сильными сектами, главным образом, с гелукпа, вынуждена была прекратить свое официальное существование. В настоящее время сведений о существовании этой секты не имеется. Что касается секты шижедба, то она представляет скорее особый метод религиозного настроения и мышления. Она даже не имеет своих обособленных монастырей, и как особый метод, распространена среди последователей всех сект ламаизма. В настоящее время наиболее сильными сектами ламаизма являются гелукпа и нинмаба. Последняя стремится поглотить секты гаржудба и саджаба и за последнее время начала просачиваться в среду гелукпа.

Секты нинмаба и гаржудба с самого начала выказали отрицательное отношение к школьному типу монастырей, считая, что для спасения нужна только тишина отшельнической жизни и вовсе не нужны шумные школьные занятия, притупляющие драгоценную способность созерцания. Так что эти секты имеют лишь монастыри отшельнического типа — одиночные кельи или маленькие горные монастыри, в коих могут жить не только монахи, но и светские лица со своими семьями, совместно с монахами. Что касается монастырей секты саджаба, то эта секта, когда-то пользовавшаяся могущественным влиянием при дворе Хубилая и последующих ханов Юаньской династии Китая, ныне в большом упадке. В настоящее время у этой секты нет больше монастырей школьного типа, и ее монастыри ничем особенным не отличаются от отшельнических монастырей других сект. Таким образом, в настоящее время только одна секта гелукпа имеет оба типа монастырей, в коих могут жить одни только монахи.

Заканчивая историческую часть настоящего очерка, приходится отметить и женские монастыри. В истории ламаизма тибетские и монгольские женщины играли весьма видную роль. Основательницей широкораспространенной секты шижедба была женщина Маджик-лабдонма. В настоящее время в Тибете и Монголии нередко встречаются перерожденки святых женщин. Но монашество среди женщин-ламаиток не получило большого развития. В настоящее время женские монастыри в Тибете и Монголии встречаются очень редко и то лишь у секты гелукпа. При этом женские монастыри находятся в зависимости от мужских монастырей. В Монголии и Бурятии женщины посвящаются в монахини, главным образом, на склоне жизни, не уходя из круга своей семьи и не изменяя образа жизни, кроме перемены костюма и бритья головы.

comments powered by Disqus