Блаженный ум ясного света

Buddha.by » Библиотека » Тибетская камасутра

Постулат школы Ньингма о том, что блаженный ум ясного света проникает во всякий опыт и доступен в любом состоянии, — теоретическая база совета Гедуна Чопела продлить сексуальное блаженство для исследования его фундаментального состояния. Даже если поллюция не пресечена, подобное исследование возможно перед, во время и после поллюции.

Действительно, то, что все человеческие устремления направлены на наслаждение, не случайно; за ними стоит поиск глубинного блаженства:

«Каждый шаг приближает к блаженству.
Каждое слово произносится во имя блаженства.
Добродетельные деяния совершаются во имя блаженства.
Недобродетельные деяния совершаются во имя блаженства.
Незрячие муравьи — и те преследуют блаженство.
В общем, все создания одно за другим
Спешат, кто быстрее, кто медленнее, к блаженству».
И все же переживание состояния врожденного блаженства вынести нелегко:
«Хотя есть много тяжких страданий,
Нет блаженства мучительнее этого».

Концептуальная конкретизация объектов мешает постижению глубочайшего состояния экстаза, порождая привязанность к поверхностным, нереальным преувеличениям. Эта привязанность мешает пребыванию в состоянии блаженства, устраняющем эмоциональные самообманы. Нас преследует заблуждение о том, что обычная сознательная жизнь связана только с грубыми и поверхностными вещами, и что не стоит обращать внимание на более утонченные состояния, на которых основаны и сознание, и все явления. Нам неизвестно, откуда берется сознание и куда оно уходит.

Обычные существа так привязаны к поверхностным состояниям, что переход на более глубокие уровни может сопровождаться даже

страхом смерти; когда начинают проявляться более глубокие состояния и поверхностные уровни растворяются, как во время умирания, у нас начинается паника от страха, что пришел конец, и из-за своего страха мы бессознательно «падаем в обморок».

Монгольский ученый Наванг Кэйдруп, живший в конце XVIII — начале XIX века, в своем труде «Повествование о смерти, промежуточном состоянии и перерождении» говорит о том, что во время манифестации ясного света смерти обычные существа боятся умереть. Способность манифестации ясного света внушать страх напоминает характерные чувства благоговения и «инаковости», которые мировая культура часто ассоциирует с различными видами глубинного религиозного опыта.

Тот факт, что ум ясного света, вызывающий благоговейный ужас при первой его манифестации, являет собой конечную природу человека, наводит на мысль о том, что «инаковость» и страх, связанные с его манифестацией, не присущи его природе, а возникают из-за неопытности необученных учеников. Необычность, странность нашей собственной природы ~ не что иное, как заблуждение, и мы ошибаемся, полагая, что то, что в действительности лишь искажение ума, заложено в его природе. Эти искажения оказывают на нас такое сильное воздействие, что при манифестации основного сознания во время оргазма или смерти мы не можем сосредоточиться на переживаемом опыте. Чем больше искажено наше мышление, тем сильнее наш страх перед фундаментальным состоянием.

Гедун Чопел рекомендует использовать сексуальное наслаждение для познания этого глубинного фундаментального состояния — сердцевины всего сознания:

«Увы, царь наслаждений дарит дорогу жизни
Лишь женщинам этого мира.
Не трать жизненную силу на стремление к твердому и постоянному,
Отнеси ее в водоворот страсти на волнах любви».

«Твердое и постоянное» здесь означает чрезмерно конкретизированные явления, на которые мы тщетно возлагаем свои надежды. Вместо того чтобы полагаться на иллюзии, нужно позволить силе, направленной на стремление к твердости, постоянству, раствориться в круговороте любви. Это глубочайшее блаженство, которое на первых порах кажется нам невыносимым, — источник мощнейшей энергии, свободной от двойственности субъекта и объекта.