Бирманский буддийский монастырь

Бирманский буддийский монастырь

📌   🕒

Шве Лан Га Лэй

При выборе номера в гостинице обычно не помешает узнать или даже осмотреть сам номер – насколько он велик, качество кровати, проверить сантехническое оборудование и т.д. Но монастырь – это не гостиница и не гестхаус. Это место, где практикующие развивают своё совершенство отречения – неккамма парами (nekkamma parami). По определению монастыри – это места для простой жизни, где встречаются только основные предметы первой необходимости. Некоторые бирманские пословицы свидетельствуют о значении неккамма, как о неистощимом источнике, из которого может возникнуть подлинная удовлетворенность. Например, «Yaung ye tin tain», что означает: «Он тот, кто доволен чем-то одним». Другая поговорка: «Shi ta lay ne ya aung nay» и «Shita lay ne wa aung sar», что означает «Старайся жить с тем, что у тебя есть, и есть то, что доступно».

Термин неккамма не следует трактовать как необходимость «с чем-то мириться» или «нести груз» своих обстоятельств. Скорее здесь речь о таких ситуациях, в которых можно по-настоящему практиковать отречение – использовать реальные возможности, которые редко встречаются в привычном обществе, где постоянно присутствует стремление к «больше» и «лучше». Об этом нам поведал Най Тан (Naing Htun), рассказав о простом лесном монастыре, в котором ему довелось жить, когда он на какое-то время стал монахом. В монастыре не было никаких удобств, не было даже электричества, но: «Как только я туда приехал, мне не нужно было ни о чем беспокоиться. Я просто расстелил циновку на полу, и это была моя кровать». С течением времени он обнаружил, что монахи с радостью адаптировались к ситуации и стали более приспособленными к окружающей обстановке. Например, каждый вечер они открывали окна на западной стороне своего помещения и наблюдали за тем, как все комары вылетали через них, а затем закрывали их прежде, чем зажечь одну из тех немногих свечей, которые у них были.

Несмотря на отсутствие противомоскитных спиралей или репеллентов, они нашли способ избавления от комаров. Когда не было свечей, или когда их было небезопасно использовать из-за сухих листьев, он вспоминал: «Мы просто сидели под естественным освещением при лунном свете и обсуждали Дхамму. Мы ели только ту пищу, которую получали при сборе подаяния. И я не замечал в себе подобных мыслей: «Мне нужно это или мне нужно то». Я был свободен от тех или иных желаний, потому что я принял то, что здесь ничего нет. Я принял происходящее. Если у вас мало вещей, то у вас мало беспокойства, меньше тревоги. Ничего не иметь – полезно! Сейчас, когда я вспоминаю тот опыт, я не могу сравнить его с каким-то другим моментом в моей жизни.

Теперь, с появлением у меня ещё одной вещи, у меня появляется ещё одно беспокойство, а иногда и больше!»

Практикующие, которым нужно наблюдение врача или что-то особенное могут заранее узнать, может ли монастырь удовлетворить их нужды. В качестве примера таких «особых вопросов» могут быть такие, как больная спина и необходимость иметь на время сна матрас определенной толщины или же из-за плохого самочувствия нужно тихое место для отдыха, или потребность в каком-либо определённом лекарстве. Но практикующие должны понимать, что большинство монастырей имеют ограниченные возможности для удовлетворения даже такого рода «законных» нужд. И простые личные предпочтения того или этого или другие нужды необходимо отпустить, такие, например, как желание соевого молока со вкусом миндаля вместо простого молока 2% жирности или просить, чтобы на кухне готовили специальные порции с меньшим количеством перца чили. Обратите внимание на то, что в то время как многие западные центры медитации стараются удовлетворить такие запросы, в бирманских монастырях не считается уместным просить о такого рода вещах. Также необходимо позаботиться о том, чтобы возместить офису или кухне какие-либо дополнительные затраты на то, что им нужно будет приготовить лично для вас.

Также важно иметь в виду, что многие монахи и Саядо, особенно в более отдаленных или небольших монастырях, возможно, практически не имели никаких контактов с иностранцами. По этой причине ваше поведение будет влиять не только на ваши собственные отношения с монастырем, но вероятно, будет иметь последствия для многих других практикующих, которые могут пожелать в будущем позаниматься там практикой. Если пребывание практикующего вызывает какие-либо трудности или сложности, то монастырь может с меньшей охотой предложить такую возможность следующему практикующему. Если жить и ночевать в монастыре окажется для вас слишком большим вызовом, тогда можете рассмотреть возможность пребывания в отеле по соседству, с посещением монастыря в течение дня.

В действительности одной из главных причин, по которой многие монастыри могут колебаться принять жителей из западных стран – это опасение, что у западных практикующих будут «особые потребности», или ожидание определенного уровня комфорта, и их простой монастырь не сможет эти запросы удовлетворить. Саядо У Пандита с иронией как-то заметил по этому поводу, что, кажется, многие иностранные практикующие уже живут в божественных обителях, и что из-за этого для некоторых их них становится труднее прилагать необходимые усилия в практике, необходимые для непрерывной осознанности и безмятежного смирения, особенно в монастыре.

В конечном счете, западным практикующим необходимо учиться уравновешивать заботу о своём здоровье с совершенством отречения – неккаммой.

Пер. с англ.: Цветкова Павла
Источник: Shwe Lan Ga Lay.

Делитесь в соцсетях!
comments powered by Disqus