Беседа философа Хайдеггера и буддийского монаха Маха Мани

Buddha.by »
Интервью с Хайдеггером

— Вы размышляли о сущности человека на протяжении десятилетий, какого понимания вы достигли?

— Решительный опыт моего размышления и в то же самое время оно таково и для западной философии, размышление над историй западной мысли показало мне, что в современной мысли один вопрос никогда не задавался, а именно, вопрос о бытии. Это важный вопрос, потому что в западной мысли сущность человека определена в связи с бытием, и что он существует в своей связи с бытием. Это означает, человек в этой связи, в этой сущности, имеет язык, и в этом отличие от буддийского учения, как я думаю.

Западная мысль делает существенное различие, между человеком и другими живыми существами, растениями и животными. Человек различается языком, что значит, что он имеет знающую связь с бытием, и этот вопрос о бытии в современной истории западной мысли не задается. Или говоря яснее бытие само скрывается от человека. И вот почему мы сейчас должны задать этот вопрос и получить ответ о том, что или кто есть человек.

— Думаете ли вы, что мы должны создать новое фундаментальное отношение к жизни, или должны ли мы углубить современное учение религий?

— Я думаю, в моем ответе на ваш первый вопрос я сделал ясным, что необходим новый способ мышления. Это особенно необходимо, потому что вопрос не может быть задан религией. Также необходимо задать этот вопрос, так как связь запада со всем миром, уже не прозрачна, а запутана, частично за счет прояснения веры, церкви, через философию через науку, и странный факт, что сейчас в современном мире к науке относятся, как если бы она была некой формой религии. Это положение я проясню дальше.

— Почему вы не хотели поделиться своими мыслями с людьми через современные медиа, такие как радио и телевидение?

— Задача, которая требует осмысления, как я понимаю это, нова, и она требует нового метода мышления, и этот метод может быть достигнут только в непосредственном разговоре одного человека с другим, и длительной практикой и занятиями в смысле видения в мышлении. Это означает, что такой способ мышления, первое, понятен только немногим людям, но может быть через разные аспекты образования быть передан другим. Я дам вам пример. Сегодня каждый знает как пользоваться радио и телевизором, не понимая физических законов действующих в нем, без понимания необходимых методов и исследования этих законов.

Метод необходимый для исследования этих законов, в их существенном содержании, понятен только пяти или шести физикам. И это также связано с этим мышлением. Во-первых такое мышление настолько сложно, что немногие люди могут быть обучены ему. Но это может привести к неправильному пониманию , что это экстраординарные люди. Но правда в том, что каждый человек, покуда он мыслящий, может прийти к такому мышлению. Но в нашей системе образования, и соответственно в нашей истории очень немногие люди соответствуют требованиям к такому мышлению.

— Есть ли точки соприкосновения технологии и философии?

— На ваш вопрос я бы ответил “Да”, действительно есть существенные связи. Она дана, в появлении современной технологии из философии, она — в современной философии, в том, что впервые установлен принцип, что только то, что я могу ясно, а именно математически, знать, есть реальное. Очень известное положение сформулированное немецким физиком Максом Планком гласит:

“Рельно только то, что можно измерить” и эта мысль, что реальность доступна человеку постольку поскольку она измерима в смысле математической физики, эта мысль доминирует в технологии. И в той мере в какой она был впервые продумана Декартом, основателем современной философии связь современной технологии и философии становится достаточно ясной.

— На Западе нерелигиозные люди часто идентифицируются с коммунистами, а другие, живущие в соответствии религиозными правилами, зовутся безумцами. Что вы думаете об этом?

— Утверждение, что люди без религии — коммунисты, а верующие — безумцы, в обоих случаях обвинение, которое, я верю, может быть прояснено, если подумать, что же имеется в виду под религией. Религия означает — как гласит само слово — связь с силами и законами, которые превышают человеческие способности. Кроме того вы можете говорить об атеистической религии, а именно Буддизме, который не знает Бога, и тем не менее является религией, которая содержит в себе связь.

Я бы также сказал, что коммунисты и подобные им имеют религию, а именно, веру в науку. Они безусловно верят в современную науку. И эта безусловная вера, а именно, доверие в определенность результатов наук есть вера, и определенным способом нечто выходящее за пределы человека, и следовательно и это есть религия. Я бы сказал, нет человека без религии, и каждый человек в какой-то мере за пределами себя, и в этом смысле безумен.

— Должны ли мы отменить религию или философию, которые несмотря на более чем тысячелетнюю историю существования не изменили человеческую жизнь, в той мере насколько сами требуют, или потому, что религия и философия похоже противоречивы?

— Мы не можем и не должны отменять мышление или веру из-за того, что они в их длительной истории не достигли того, что пытались достичь. Мы не можем отменить мысль или веру, так как человеческая сущность конечна. Так как в своей сути человек всегда вынужден пытаться снова, а особенно в настоящее время, я бы сказал, и возвращаясь назад к вашему первому вопросу, размышление того, на чем покоится человеческое существование, абсолютно необходимо сейчас с опасностью, что человек отдан на милость технологии, и однажды станет управляемой машиной.

Вы также дали другой комментарий, связанный с вашей страной. В котором вы сказали, что ваша страна и живущие в ней принадлежат к неразвитым странам. Если одни говорит о неразвитой стране, другой всегда должен спросить к какому концу предполагается данное развитие. Согласно современному европейскому и американскому пониманию развития, это в первую очередь технологическая точка зрения. С моей позиции, я бы сказал, что ваша страна благодаря ее старой и сохраняющейся традиции высоко развита. Американцы, с другой стороны, с их технологиями и атомными бомбами — неразвитые.

— Есть ли путь к гармонизации людей и может ли такой путь быть транслирован на реальную глобальную ситуацию, такую как Восточный и западный Берлин?

— Этот вопрос настолько общий, что мы должны вначале дифференцировать между политическими условиями для возможного единства и человеческими эмоциональными условиями для единения людей. Для обоих, я бы сказал, в силу нашей целой исторической ситуации и в силу разъединения людей на разные религии, разные философии, разное отношение к науке, на сегодня нет общего основания, для немедленного и простого понимания. Я думаю мы должны различать между европейскими странами, с их историей и прошлым, и вашей родной страной.

Так что я должен сказать, что если и есть какая-то возможность для понимания в предсказуемом будущем это может случиться, несмотря на политические условия, только если люди с разных концов света обретут самопознание. Но это самопознание, как я уже упоминал в вашем другом вопросе, стало сложным, и не только в Германии, но и в Европе в целом, мы не имеем никакой ясной, обычной и простой связи с реальностью и самими собой. Это большая проблема западного мира, и частичная причина путаницы во взглядах (мнениях) в самых разных сферах. […]

Источник

comments powered by Disqus